пятница, 7 февраля 2014 г.

«Так вот для кого мостят дорогу несчастные лавочники»



Александр АРТЁМОВ

Уже не новая мысль – Украина сейчас находится на перепутье между буржуазной демократией и буржуазной диктатурой. На той развилке, которую Россия прошла сравнительно давно, 20 с небольшим лет назад, в октябре 1993 года. Ведь на Украине, что ни говори, а две олигархические шайки, именуемые "власть" и "оппозиция", регулярно сменяли друг друга на выборах в течение всех постсоветских времён. В России такого давно уже не было, последний раз буржуазно-либеральная оппозиция пришла здесь к власти ещё в незапамятные советские времена, в 1990-1991 годах. (Сейчас такая рокировка практически исключена даже на уровне губерний, а на уровне отдельных городов пока ещё возможна, но каждый раз становится большим ЧП). И действительно, стоит мысленно провести эту параллель между 1993-м и 2014-м, как сразу возникает множество черт сходства московских событий 1993 года и нынешнего украинского майдана.

Например, с социально-классовой точки зрения очень существенную, возможно, ключевую роль в украинских событиях играет мелкая буржуазия. Столь же важную роль она играла и в октябрьских событиях 1993 года в Москве.

Поделюсь небольшим воспоминанием тех лет. Летом 1992 года на одно политическое собрание, где я присутствовал, кто-то принёс оппозиционный журнал – кажется, анархический. В нём была запомнившаяся картинка – толпа классических толстяков-"буржуев" – как их было принято изображать лет сто назад, в чёрных котелках и фраках – остервенело молотит ногами валяющегося на земле худого, измождённого рабочего с красным флагом. Издатели журнала предполагали, что так будет отмечаться вторая годовщина августа 1991 года. Мне такой прогноз в тот момент показался гротескным преувеличением, хотя и не совсем беспочвенным.

Кто бы мог подумать, что через год с небольшим я увижу практически эту сцену в натуре, собственными глазами! Произошло это в первые дни октября 1993-го возле Белого дома, я находился в тот момент, наверное, в нескольких десятках метров от первой баррикады, которую охраняли всего два безоружных "бойца" – молодой парень в очках, весьма субтильного телосложения – типичный "студент"-очкарик, и более крепкий мужчина лет 35. Конечно, с тактической точки зрения оставлять двух невооружённых людей на "передовой", вдалеке от других защитников, было чистым безумием. Внезапно к этой баррикаде, яростно взвизгнув тормозами, подлетел легковой автомобиль. Из него выскочили трое типичных "быков" – мордастые, коротко стриженные, накачанные мужчины. (Так сказать, осовремененный вариант тех самых толстяков-"буржуев" – но если бы нарядить их в чёрные котелки и фраки, отрастить шевелюру подлиннее – то были бы как вылитые). События разворачивались стремительно – у тех, кто был в отдалении, не было времени не только вмешаться, но даже толком разобраться, что происходит. Ведь все ожидали нападения ОМОНа, милиции, возможно, военных – но никак не гражданских "вольных стрелков" из числа криминальной буржуазии. Один из "быков" схватил с земли крупный булыжник и крепко ударил им старшего защитника баррикады по голове – тот свалился на землю. Тем временем два других "быка" недвусмысленными жестами пригрозили размозжить череп молодому "очкарику" – он испуганно закивал и добровольно полез вместе с ними в автомашину. Всё это заняло считанные секунды. Когда ближайшие свидетели нападения подоспели к месту события, всё уже было кончено: машина столь же стремительно умчалась прочь вместе со своим пленником... Упавший на землю защитник баррикады очнулся и встал, чуть покачиваясь, на ноги. Мне оставалось только предложить ему йод и бинты (они были у меня с собой, так как я участвовал в санитарном отряде)... Судьба же младшего паренька-"студента" так и осталась мне неизвестной. Что с ним сделали "быки"?.. Можно только гадать. А сами они, вероятно, считали себя героями – добровольцами-защитниками "демократии" и "свободного рынка". Смело, с большим риском для себя, атаковавшими "красно-коричневую" баррикаду, взявшими "пленного"... Совершившими подвиг, да и только. Будет, чем в старости (если в 90-е годы их не ухлопали "коллеги" по криминальному бизнесу, конечно) хвалиться перед внуками!

Нечто похожее на ту давнюю картинку из анархического журнала творится сейчас и на Украине. В самом начале "евромайдана" нацисты – майданаци, так сказать, – избили пришедших на майдан левых профсоюзников, так что те угодили в больницу. На днях, 2 февраля, попытались в Одессе атаковать антифашистский митинг "Боротьбы" - левой организации, выступающей в качестве "третьей силы", – пока, увы, весьма немногочисленной. В последнем случае, впрочем, ультраправые получили отпор. Хотя между Украиной-2014 и Москвой-1993 есть и внешние отличия. Например, тогда либералы считали хорошим тоном всячески демонстрировать свой "антифашизм", то есть внешнее неприятие нацистской символики. Теперь – уже не то...

В те дни, по свежим следам ельцинского переворота, среди российских либералов было принято ликовать и восхищаться, невосторженный образ мыслей подвергался суровому "моральному" осуждению. Общий тон задавала Валерия Новодворская, которая праздновала победу Кремля с игрушечными танками и бутылкой шампанского в руках. В этой эйфорической атмосфере неожиданным и резким диссонансом прозвучало мнение либерального телеобозревателя Ирины Петровской, которая вдруг в порыве интеллигентской рефлексии написала примерно так: а ведь всего пару лет назад мы с энтузиазмом защищали оплот демократии – Верховный Совет – против злых силовиков, желавших его штурмовать. Сейчас мы с неменьшим энтузиазмом поддерживали добрых силовиков, штурмовавших оплот врагов демократии – тот же самый Верховный Совет. Не вышло бы так, что спустя ещё пару лет мы будем с точно таким же энтузиазмом поддерживать таких родных, в доску своих ребят со свастиками на рукавах, которые будут с оружием в руках что-то там штурмовать... Тогда такое предсказание казалось совсем невероятным, но ведь сбылось по сему! Правда, для этого потребовалось не пара, а пара десятков лет. Но вот, пожалуйста, – бравые украинские ребята с откровенными лозунгами на щитах типа "1488" (то есть "хайль Гитлер!" и что-то про будущее белой расы) – с коктейлями Молотова в руках, штурмуют и захватывают. И российские либералы (включая, кажется, и г-жу Петровскую) всецело их поддерживают, рукоплещут, ликуют и восторгаются.

А ведь уже в зубах навязла фраза из ранних Стругацких – "там, где торжествует серость, к власти всегда приходят чёрные. Эх, историки, хвостом вас по голове". Это Стругацкие написали ещё в те времена, когда сами не перебежали в лагерь серых и чёрных. "Серые" – это как раз мелкая буржуазия, лавочники. Чёрные – клерикалы, представители "феодально-фашистской агрессии", как выражается герой романа. На следующих страницах книги упоминается один из этих лавочников, вчерашних "калифов на час": "За полуоторванной ставней на втором этаже мелькнуло помертвевшее от ужаса толстое лицо, – должно быть, одного из тех лавочников, что ещё три дня назад за кружкой пива восторженно орали: "Ура дону Рэбе!" – и с наслаждением слушали "грррум", "грррум", "грррум" подкованных сапог по мостовым. Эх, серость, серость..." Ужас лавочника связан с тем, что захватившие власть чёрные (монахи) пришли в ярость от "искусно вырезанной деревянной фигурки весёлого чёртика, торчащей под карнизом крыши". В России эту милую сценку – охоту на богохульных чёртиков, которые мерещатся нашим "чёрным" на каждом углу – мы уже несколько лет наблюдаем в полной красе, а Украине это только предстоит. "Так вот для кого мостили дорогу несчастные лавочники", – замечает про себя герой романа. Но совершенно бесполезно было бы объяснять тем "быкам" из описанного выше эпизода, или толстому лавочнику, с наслаждением слушающему "грррум-грррум", что совсем скоро события примут другой оборот и повернутся против них самих. Эх, серость, серость...

Да что там лавочники! Бесполезно это, по-видимому, объяснять и образованным и начитанным российским либералам – их абсолютно ничему не научила не только история, но и даже собственный горький опыт последних 20 лет. Плыть против общего течения очень трудно – да и к чему? – гораздо легче плыть со всеми вместе по течению и находить элегантные обоснования каждой следующей мерзости. (Они ведь и в России ровно так же делали года до 2003-го, пока совсем уж не припёрло). Говорите, на Украине начали запрещать красную символику и левые организации? Ну, конечно, так ведь коммунизм – преступная идеология, наравне с нацизмом, мы всегда так считали. Что, говорите, делают это как раз нацисты, которые открыто выступают под лозунгом "1488" и толкуют про борьбу с "жидвой"? Ну, так они же за евроинтеграцию! Это не какие-нибудь дикие нецивилизованные нацисты, а вполне наши люди, культурные, просвещённые. Обтешутся, перекуются, отшлифуются. Что, они избили до попадания в больницу левых профсоюзников? Это они слегка погорячились, конечно, но надо понять и принять издержки благого в целом процесса. И так далее по каждому пункту, любой следующей мерзости находится изящное оправдание или извинение. Слаб человек...

Но как на это будут отвечать левые? Пока что они очень немногочисленны, а мировая и постсоветская реакционная волна держится высоко. У некоторых "левых" даже возникает искушение как-нибудь к этой волне реакции приспособиться – и в России (записаться в "красные" охранители), и на Украине (подружиться с нацистами, пойти к ним в кашевары на майдан и тихой сапой толкать левую пропаганду). Но противникам левых не стоит обольщаться – так не всегда будет. Чем сильнее напор правых и ультраправых – в России и на Украине, тем поневоле твёрже придётся держаться тем, кто останется на стороне левых. Как писал о таких именно ситуациях Лев Троцкий: "Если неблагоприятное соотношение сил не позволяет удержать захваченные ранее политические позиции, надо удержаться, по крайней мере, на идеологических позициях, ибо в них выражен дорого оплаченный опыт прошлого. Глупцам такая политика кажется "сектантством". На самом деле только она подготовляет новый гигантский скачок вперед, вместе с волной грядущего исторического прилива". Рано или поздно маятник непременно качнётся обратно, так всегда бывало в истории, так будет и впредь. Вот только интересно: кого – сейчас и тогда – надо будет, как выражались Стругацкие, "хвостом по голове"?


Павел Люзаков: Да, товарищам красным можно только посочувствовать. Такое массовое национально-освободительное движение сейчас развивается в Украине. Полумиллионные демонстрации, баррикады, захваты администраций, драки с цепными псами режима, Майдан во всей красе – настоящая территория Свободы, умеющая защищаться и атаковать.
А красные что же?
А красные – ничего. Нервно курят в сторонке, на обломках любимого истукана. Ну, ничего, ничего, ничего… Может, чему и научаться.
Хотя бы тому же честному и объективному классовому анализу ситуации. Не бесконечному цитированию одной и той же фразы из давнего романа, а именно анализу.
Так уж получилось, что две подряд движухи – белоленточная в России и Майдан – в Украине, организованы именно «лавочниками», как их презрительно (думают, что презрительно) именуют красные. То есть мелкой буржуазией, по классификации их, красных, вождей. Откуда, кстати, это уничижительное «лавочники»? Почему? А потому, что мелкая и средняя буржуазия организовалась и осознала себя как класс в лихие девяностые. И научилась – презренная! – свои цели и классовые интересы не только грамотно артикулировать, но и отстаивать, хотя бы и пока только стотысячными демонстрациями. А другие классы – никак.
И сразу же с левого фланга раздалось шипение, переходящее в тихую истерику. У самих-то ничего не получается, вот и злобствуют.
А в чём, хочется спросить товарищей красных, проблема-то? Капитализм не нравится? Так организуйте стачки, советы, профсоюзы, «Искру» печатайте, на Пресне парочку баррикад постройте… Нет, слабо? Ну так учитесь у мелкой буржуазии, ей не слабо. Соотношение сил не благоприятное? А нам ничего, нормально. Особенно если что-то делать, а не перечитывать Троцкого.
Именно лавочники, а точнее мелкий и средний бизнес в России первым «устал ждать» и вышел на митинги. Надоел беспредел чиновничества, душащего любую деловую активность в России. Увы, сил на что-то серьёзное не хватило. И не будем, как привыкли, кивать на вождей, которые что-то там «слили», предали, увели, - сами виноваты. Мы и только мы. Не смогли, не получилось. Теперь вот учимся у Украины как надо делать революцию. Перенимаем полезный опыт. Разбираем и осмысливаем ошибки.
Да, в Украине движущей силой сейчас является тот же мелкий и средний бизнес, «средний класс» как его именуют на Западе. Он чётко понимает свои интересы и готов за них драться. И что тут плохого?
Да, это принципиально буржуазная революция и никакие иные лозунги, типа «отнять и поделить» тут не проходят.
Да, средний класс желает демократии. Не социализма – уж извините, товарищи красные, вас пока просят не беспокоиться – а именно демократии. Нормальной, вменяемой и сменяемой по первому требованию власти. Нормальных – не воров – чиновников. Нормального – не бандита – президента.
Многого хотим? Ну так и аргументы весомые. Четырёхметровые баррикады и булыжник – оружие не только пролетариата.
И да, мы хотим в Европу. Совок, знаете ли, достал окончательно.
Не нравится? Так компартия Украины нашла достойный ответ – поставила у себя в коридоре обкома чушку товарища Сталина. Под центнер, говорят, весом.
Вот это, я понимаю, настоящие коммунисты. Сурьёзные.

Комментариев нет:

Отправить комментарий