вторник, 11 июня 2013 г.

"ОПРАВДАНИЕ НАРОДОВОЛЬЦЕВ" В РОССИИ СТАНОВИТСЯ ТЯЖКИМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ



Александр АРТЁМОВ

Нет, заголовок настоящей статьи - вовсе не шутка, и отнюдь не предсказание отдалённого будущего. Увы, это текущая объективная реальность. Мало кто в России следит за начинающимся уголовным процессом над ультралиберальным публицистом Б. Стомахиным, между тем кое-какие юридические новшества властей в этом деле могут повлиять на жизнь граждан, которые не только не разделяют взглядов  подсудимого, но даже никогда и не слыхивали его фамилии. Так, в число обвинений по делу впервые после 1917 года включено "оправдание деятельности террористов, убивших Александра Второго".

Передавая уголовное дело в суд, следственные власти решили переформулировать обвинение журналисту, добавив в него этот новый "криминальный эпизод". Мы-то, дураки, полагали до сих пор, что ни Софья Перовская, ни Андрей Желябов, ни другие их соратники ни в каких "оправданиях" не нуждаются, поскольку давным-давно оправданы историей. Но следствие 4 июня с. г. рассудило иначе: "оправдание" народовольцев - это тяжкое преступление, караемое статьёй 205.2 Уголовного кодекса.

Не верится? Цитирую официальный документ Следственного комитета РФ, подписанный старшим следователем Абоевым (заранее извиняюсь за его канцелярский стиль, но чтение того стоит): обвиняемый, "совершил приготовление к публичному оправданию терроризма, совершенное с использованием средств массовой информации, то есть умышленные действия, непосредственно направленные к публичному оправданию терроризма, совершенное с использованием средств массовой информации, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам... Осознавая, что статья 205.2 Уголовного Кодекса РФ запрещает совершение публичных призывов к осуществлению террористической деятельности и публичное оправдание терроризма и предусматривает уголовную ответственность за совершение таких действий... в неустановленное следствием время, но не ранее 22.03.2011 и не позднее 20.11.2012 (соответственно - день освобождения обвиняемого из лагеря и день его нового ареста. - Прим. автора), находясь у себя дома по месту постоянного жительства... в г. Москве, имея умысел на публичное оправдание терроризма, а именно на оправдание деятельности террористов, убивших Александра Второго, на оправдание действий террористов, результатом которых является гибель представителей органов государственной власти, правоохранительных органов и обычных граждан, с целью пропаганды идеологии насилия, используя свой персональный компьютер, с предустановленным на нём программным обеспечением: "Пейдж Мейкер", набрал текст информационного бюллетеня "Радикальная политика" №1 (59) "май 2011 года", в который включил статьи, как собственного авторства, так и статьи различных единомышленников. Среди которых находится статья "Годовщина цареубийства", в которой восхваляется деятельность террористов, убивших Александра Второго: на снимке, иллюстрирующем статью, изображён балкон с перетяжкой с надписью "1861-2011 Ваш Подвиг Не Забыт". Надпись повторяет стилистику надписей на памятниках погибшим в ВОВ "1941-1945 Ваш подвиг не забыт", которая вызывает положительные ассоциации у большинства граждан России, привыкших относиться с благодарностью к памяти погибших в ВОВ. В этой же статье терроризм объявляется "русской традицией"..."

Эта статья УК ("оправдание терроризма", до семи лет заключения) - единственная тяжкая в числе предъявленных обвиняемому, остальные "экстремистские" статьи (280 и 282) - средней тяжести. Всего подсудимому грозит срок до десяти с половиной лет (в прошлый раз он отсидел за свои публикации 5 лет). Власти воспользовались тем, что своими статьями, где обвиняемый публицист ругательски ругал всех и вся - от красных и белоленточников до иранских мулл и пророка Мухаммеда... - он умудрился навлечь на себя стойкое неприятие или даже ненависть со стороны всех основных политических сил России - как левых и национал-патриотов, так и либералов, к которым он сам себя относит. Редкое достижение!

Кстати, заодно следствие добавило в обвинение богохульство - "оскорбительные номинации Всевышнего" и "уничижительные оскорбительные номинации святого (дебильные "боги")". Но это уже мелочи, которыми теперь у нас никого особенно не удивишь - подумаешь, Всевышний становится едва ли не полноправным участником уголовного судопроизводства! Эка невидаль, вот если Сатану на судебный процесс свидетелем пригласят - тогда зовите прессу...

Итак, если суд проштампует обвинение, то получится, что "оправдание" и тем паче "восхваление" народовольцев в России будет отныне считаться ТЯЖКИМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ. Вдумаемся в этот факт. Почти столетие народовольцы в России были кумирами интеллигенции и глубоко уважаемыми историческими деятелями для простых людей. Николай Морозов вплоть до 40-х годов на стандартный анкетный вопрос о партийной принадлежности гордо отвечал, что он член партии "Народная воля". О народовольцах сочинялись романы (самый известный из которых - "Нетерпение" Юрия Трифонова), где они представали героями и мучениками, рыцарями без страха и упрёка. И что, теперь одним росчерком пера никому доселе не известного старшего следователя Абоева вся история России будет перевёрнута вверх дном, и само высказывание мыслей, которые столетие считались самоочевидными, станет ТЯЖКИМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ?

Конечно, всё это не случайно. Этого следовало рано или поздно ожидать. Когда бывший царь и вся его семья, и вся царская челядь, расстрелянная вместе с венценосцами, за исключением разве что комнатной собачки, причисляется к лику святых - то охотники на царей, цареубийцы, и равно и все им сочувствующие, соответственно, переходят в разряд тяжких государственных преступников. Вопрос только в одном: является ли этот замечательный новый шаг реакции личной инициативой одного отдельного следователя, или же это системная, продуманная мера, и до неё просто уже дошёл черёд? Как ранее он дошёл до "двушечки" за неканонический молебен в храме? Конечно, в Следственном комитете здраво рассудили, что защищать обвиняемого мало кто пойдёт - из-за неприятия его взглядов, какие бы дикие обвинения ему не предъявили, вот и запустили пробный шар.
Интересно, какие же шаги тогда будут следующими? Ясно, что со строками Блока о Софье Перовской теперь придётся попрощаться - их отправят в библиотечный спецхран, в собраниях сочинений поэта аккуратно выстригут ножницами, а в интернете - сотрут. Ведь с каким криминальным сочувствием написано:

Вот кто-то вспыхнул папироской:
Средь прочих - женщина сидит:
Большой ребячий лоб не скрыт
Простой и скромною причёской,
Широкий белый воротник
И платье чёрное - всё просто,
Худая, маленького роста,
Голубоокий детский лик,
Но, как бы что найдя за далью,
Глядит внимательно, в упор,
И этот милый, нежный взор
Горит отвагой и печалью...

Тот факт, что теперь надо срочно вносить в список запрещённой литературы "Воспоминания террориста" Бориса Савинкова, тоже не стоит обсуждать - это само собой понятно. Но ведь вся мировая история пестрит именами террористов, начиная с античных времён и до наших дней. Вот, скажем, разве покушавшиеся в 1944 году на Гитлера немецкие военные не были типичными террористами? Были. Правда, на Западе их считают героями - но что нам за дело до мнений растленного Запада! А исходя из новой юридической логики власть имущих, любой положительный отзыв об их деятельности - это тяжкое преступление. Да-да! Если в СМИ - то до семи лет заключения, учтите. Жизнь фюрера германской нации священна, согласно действующему УК РФ.

А что теперь будет с декабристами? Разве выстрел в генерала Милорадовича на Сенатской площади - это не политический терроризм? Самый натуральный. Так не пора ли вносить в список экстремистской литературы все тома и тома, посвящённые декабристам, а заодно и советский телефильм "Звезда пленительного счастья"?

А Шарлотта Корде? У неё есть одно смягчающее обстоятельство - как-никак, она не Богопомазанного Самодержца и не Национального Лидера вроде Адольфа Алоизовича жизни лишила, а бесноватого революционера-якобинца. Может быть, для неё Следственный комитет по этой причине сделает скидку? (То же и для нашей отечественной террористки Доры Каплан - по аналогичной причине).

И как быть с Брутом, который Марк Юний? У этого древнеримского смутьяна вроде бы никаких смягчающих обстоятельств в уголовном деле пока не открывается. Типичный террорист-тираноубийца. Так что возьмите на заметку - теперь любой продавец "Путешествий Гулливера" Джонатана Свифта рискует угодить за решётку. Ведь в этом романе (по крайней мере, во взрослом, неадаптированном издании) восхваляется Брут!

Цитирую (мешком с сухарями автор этих строк уже запасся на всякий случай): "При виде Брута я проникся глубоким благоговением: в каждой черте его лица нетрудно было увидеть самую совершенную  добродетель, величайшее бесстрастие и твёрдость духа, преданнейшую   любовь к родине и благожелательность к людям. С большим удовольствием я убедился, что оба эти человека (Юлий Цезарь и Брут. - Прим. автора) находятся  в  отличных  отношениях  друг  с  другом, и Цезарь откровенно признался мне, что величайшие подвиги, совершённые им в течение жизни, далеко не могут сравниться со славой того, кто отнял у него эту жизнь."
В общем, мы-то думали, как писал Борис Пастернак:

Это - народовольцы,
Перовская,
Первое марта,
Нигилисты в поддевках,
Застенки,
Студенты в пенсне.
Повесть наших отцов,
Точно повесть
Из века Стюартов.
Отдалённей, чем Пушкин,
И видится,
Точно во сне.

И вдруг нежданно-негаданно выясняется, что народовольцы - это вовсе не далёкое романтическое и невозвратное прошлое, а наши современники, почти что подельники, и Следственный комитет уже сажает в тюрьму за "оправдание" этих лютых злодеев! Что ж, а ведь, наверное, найдутся люди, которые посчитают для себя честью в наше время вдруг оказаться "соучастниками" "преступных деяний" 1881 года Желябова и Перовской! И они скажут, слегка перефразируя героя горинского фильма: "Тюрьма - чудесное место. Здесь рядом Перовская, Кибальчич, Фигнер. Мы будем с ними перестукиваться".

Комментариев нет:

Отправить комментарий