понедельник, 29 октября 2012 г.

За Александра Фёдоровича или за Александру Фёдоровну?



Александр Артёмов

Как-то почти незаметно для многих участников белоленточной "революции" она переросла в свою полную противоположность - всемерное закручивание гаек со стороны властей, поспешное выпекание Госдумой всё новых и новых запретительных законов. А теперь - и аресты тех, кто ещё недавно с такими радужными надеждами выходил на зимние и весенние митинги протеста.

Как же мы дошли до жизни такой? Удивляться, увы, нечему. Как метко сказал ещё Че Гевара, революция подобна велосипеду - если она не движется, то падает. Вот она и упала... А когда революция падает, наступает, соответственно, реакция. Вот она и наступила... Можно, разумеется, задаться извечным российским вопросом - "кто виноват?". Кто "уронил" революцию? Известно, кто. Это те самые люди, которые ещё в декабре минувшего года оседлали "велосипед" массового протеста, и - недрогнувшей рукой направили его в Болото поражения. И вот мы наблюдаем "белоленточную контрреволюцию" во всей её красе:

Вы требовали свободы политзэкам? - Получите новых политзэков.

Вы требовали более свободных законов? - Получите закручивание всех и всяческих гаек.

Вы требовали "честных выборов"? - Ха-ха-ха! Получите чудовищно жульнические, образцово-беспредельские "выборы" в "КС" жуликов и воров от оппозиции. "Выборы", где одни кандидаты снимают других, где из списков избирателей одним махом вычеркивают девять тысяч человек, где никто не может проверить подсчёта голосов, где никому доселе не известные друзья Цезаря (виноват, гг. Навального-Волкова) типа г-на Ашуркова оказываются во главе списка "победителей".

И вот на этом фоне разворачивается уголовное дело против Сергея Удальцова и его соратников по Левому фронту, которых власти сочными красками изображают "изменниками родины" и "грузинскими агентами" (спасибо, что не резидентами японского императора).

Возникает вопрос - как к этому относиться? Ибо многие оппозиционеры (не исключая и автора этих строк) весь текущий год справедливо критиковали того же Сергея Удальцова за неоправданные уступки и сомнительные союзы с Зюгановым и белоленточными либералами. Может быть, прояснить этот вопрос поможет обращение к историческим аналогиям?

Вот, например, такой эпизод. Накануне падения российской монархии, когда ей оставалось жить уже считанные дни, 24 февраля 1917 года, императрица Александра Фёдоровна призывала в письме своего августейшего супруга: "Я надеюсь, что думского Кедринского повесят за его ужасную речь - это необходимо (военный закон военного времени)". "Кедринский" - это, конечно, Александр Фёдорович Керенский. Какая же его речь вызвала такой гнев императрицы? 15 февраля Керенский говорил с трибуны Госдумы: "Страна уже находится в хаосе. Мы переживаем небывалую в истории нашей страны смуту, пред которой время 1613 года кажется детскими сказками... Перед вами та самая картина, которую переживала Франция во времена великой революции". Вдобавок к этому Керенский заявил: "Господа, вы знаете, что я принадлежу к партии, которая открыто признавала необходимость тираноубийств... Я говорю о том, что делал в классические времена гражданин Брут. С нарушителями закона есть только один путь - физического их устранения".

Что ж, надо честно признать: неслабо сказано. Ведь под своей партией Керенский подразумевал запрещённую партию социалистов-революционеров (ПСР), которая действительно ранее отправила на тот свет министров внутренних дел Плеве и Сипягина, великого князя Сергея - родного дядю царствующего императора - и ещё длиннейшую вереницу видных сановников. Открытое участие в ПСР влекло за собой уголовное преследование и тюрьму (примерно как сейчас - открытое участие в НБП). Что-то я не припомню за последнее время ни одного оратора, тем более в Госдуме, который бы "открыто признал необходимость тираноубийств" и свою принадлежность к какой-нибудь запрещённой партии...

Но, спрашивается, можно ли представить себе какого-нибудь революционера или хоть оппозиционера в те, последние дни монархии, который занял бы сторону Александры Фёдоровны и согласился с царицей: да, "Кедринского" надо повесить, потому что призывы к "тираноубийствам" и принадлежность к террористической партии во время войны - это государственная измена? Между тем в наше время подобные оппозиционеры (или лица, именующие себя таковыми), увы, находятся... Один, Сергей Дондо, даже потребовал "высшей меры" для Сергея Удальцова в следующих выражениях: "Дорогие товарищи, мир стал свидетелем проплаченных США оранжевых революций. Оранжевая угроза нависла и над Россией, богатейшей кладовой нефти и пресной воды. Мы - коммунисты России, патриоты своей родины и не хотим, чтобы Россия стала колонией Запада. Особенно мы возмущены действиями пятой колонны - белоленточников-оранжистов, типичный представитель которых - Сергей Удальцов. Если верить в подлинность фильма, то Гивия Таргамадзе даёт Сергею Удальцову деньги на проведение оранжевой революции в России. Своим предательством Сергей Удальцов оттолкнул от себя всех коммунистов. Если будет доказан факт передачи денег, то его надо судить за измену родине! Я буду требовать немедленного ареста Сергея Удальцова и высшей меры наказания".

Трудно расценить это иначе, как полную потерю всех и всяческих ориентиров... Кстати, Ульянова-Ленина тоже, по этой логике, надо было арестовать и приговорить к "высшей мере", ибо он в феврале 1917 года, да и позднее, вплоть до Октября, выступал за поражение собственного буржуазного правительства в мировой войне.

Своеобразие нашей нынешней "революции" по сравнению с Февралём 1917 года заключается в том, что у власти остаётся "царь", но действует и теневое буржуазное "Временное правительство" (именовавшее себя прежде "оргкомитетом", а теперь - "КС оппозиции").

Или кто-то сомневается, что пресловутый оргкомитет-КС - это чисто буржуазная шайка-лейка, где всем заправляют даже не кадеты, а скорее правые октябристы? (Ведь у нас тоже, совсем как в 1917 году, имеются свои праволиберальные "октябристы" - т. е. поклонники октября 1993 года. Конечно, это г-н Немцов, горячо поддержавший в 1993-м расстрел Верховного Совета, но и г-н Навальный - тоже. Да-да! Вот в качестве иллюстрации небольшая цитата с блога Навального: "Умер Егор Гайдар... Я был его фанатом в романтическую пору становления рыночной экономики. До хрипоты ругался со всеми, кто был против него. Романтическая пора прошла, а Гайдар остался одним из немногих, кто сохранил к себе безоговорочное уважение и пиетет... Мы все осиротели. Светлая память Егору Гайдару. Великому человеку, прошедшему великие потрясения и оставшемуся Человеком". Ну, а кто же был душой и вдохновителем октябрьского расстрела-93, как не "великий Человек" Егор Тимурович?).

Как известно, в первый состав Временного правительства был включён один-единственный социалист - всё тот же А. Ф. Керенский, на далеко не ключевом посту министра юстиции. Точно так же и в состав нашего буржуазного "оргкомитета" господа октябристы-93 согласились включить одного "красного" - в лице Сергея Удальцова.

Керенский не только не был заранее уполномочен Петроградским Советом или своей партией на вхождение в правительство, но даже более того, прямо нарушил решение исполкома Совета о неучастии революционной демократии в новом правительстве. Меньшевик Николай Суханов вспоминал, что Керенский "с первого же момента совершенно оторвался от демократических организаций... вращаясь исключительно в буржуазных сферах и среди своих друзей более чем сомнительного демократизма. Керенский действовал так, как бог ему на душу положит... Для этого нужны были именно импульсы "бонапартика", игнорирующего общественность. Во всяком случае, такое поведение было из рук вон. Керенский ни о чём не спрашивал Совет, но Совет отвечал за Керенского". Конечно, дело тут было не только, и даже не столько в личных качествах и "импульсах" Александра Фёдоровича, а в том, что "министрам-капиталистам" был совершенно не нужен полноценный представитель народных масс в правительстве. Их более чем устраивал "декоративный" социалист, представляющий де-факто только самого себя, чтобы прикрыть его фигурой собственную сугубо антинародную и антиреволюционную политику. И Керенскому - хотел он того или нет - приходилось "соответствовать".

Разве не заметна аналогия с нынешним положением Сергея Удальцова, который, вопреки решению его товарищей по форуму левых сил бойкотировать выборы КС, всё-таки туда пошёл? Ну, и получил ровно то, чего следовало ожидать - в конклав теневых "министров-капиталистов" его, скрепя сердце, ввели, но при этом постарались опустить, как говорится, ниже плинтуса - т. е. ниже какого-нибудь господина Ашуркова - поставив Удальцова аж на 20-е место.

В общем, есть все основания критиковать Сергея Удальцова с более левых и радикальных позиций. Например, он выбрал довольно странное время для признания по радио "Эхо Москвы", что он уже никакой не коммунист, а всего лишь социал-демократ. Массы, как мы видим, левеют - вот даже ярый либерал-"октябрист" Немцов на последнем митинге вдруг разразился тирадой в защиту социальных прав. (О похожих фокусах писал в своё время Л. Д. Троцкий: "На первых этапах движения масс реформисты передвигаются влево, надеясь таким образом удержать в своих руках руководство. Когда же движение переливается за черту реформ... реформисты... из трусливых попутчиков массы превращаются в штрейкбрехеров, врагов, открытых изменников"). Массы, и вместе с ними даже такие зубры-пиночетовцы, как г-н Немцов, "передвигаются влево", а Удальцов внезапно решил "поправеть"? Так у кого он ищет популярности - у протестующих на площадях людей с красными флагами или у своих новообретённых "друзей" - белоленточных либералов? Эти "друзья" уже отплатили ему за это, весело сообщив, что "его номер шестнадцатый" (точнее, даже 20-й). А либерал-пиночетовка Юлия Латынина брюзгливо написала по адресу новоиспечённого эсдека, что она "так не любит Удальцова, что кушать не может".

И всё-таки все известные и признанные минусы и недостатки Александра Фёдоровича Керенского как революционера ещё отнюдь не давали повод становиться против него на сторону... императрицы Александры Фёдоровны и всей придворной камарильи. Ни на минуту не забывая про непоследовательность, половинчатость, ненадёжность самого Александра Фёдоровича в борьбе с этой самой камарильей...

Кстати, к середине 1917 года бывшая царская чета уже не воспринимала Керенского как врага. Бывший царь писал в дневнике о Керенском: "Этот человек положительно на своём месте в нынешнюю минуту; чем больше у него власти, тем лучше". А в глазах революционного народа Александр Фёдорович к Октябрю 1917 года уже окончательно слился в единое целое со своим предшественником у власти. В народе ходили толки, что в Зимнем дворце он спит на царской кровати. Как написал поэт:

"Быть Керенскому биту и ободрану!

Уж мы подымем с царёвой кровати

эту самую Александру Фёдоровну".

Конечно, искренне хочется надеяться, что Сергей Удальцов до такого прискорбного положения не докатится. Впрочем, это во многом зависит от него самого. Но пока до этого ещё страшно далеко, на дворе у нас ранний февраль 1917-го, и царствующая императрица искренне желает повесить "изменника Кедринского". Так неужели для революционеров и вообще оппозиционеров может ещё возникать вопрос: на чью сторону в этой ситуации становиться, Александра Фёдоровича или Александры Фёдоровны?

Комментариев нет:

Отправить комментарий