понедельник, 1 октября 2012 г.

Письмо из российской глубинки



Полина Жеребцова



Волковы Наталья и Василий (мать и сын) обращаются за помощью: прислали письмо с подробным рассказом о себе на мой ящик. К сожалению, я не могу разобраться в их истории детально и провести расследование, так как сама являюсь просителем убежища в другой стране.
Волковы проживают в РФ, в Ставропольском крае, и, по их словам, подвергаются давлению со стороны местной администрации.
Они никак не могут защитить себя и свое имущество - нет ни средств, ни возможности.
Им требуется квалифицированный адвокат, который сможет оказать помощь.
Все советы и контактную информацию просьба присылать на мейл:



Василий Волков, 20 лет рассказывает:


...Всё началось, когда мы переехали из г. Ставрополя в маленькое село неподалеку.  Где-то полгода мы жили на разницу с продажи квартиры. Но вскоре скоропостижно скончалась моя бабушка. Затем и у матери подорвалось здоровье. Я рос без отца. В общем, многие заботы пришлось взять на себя. Я часто пропускал школу, чтобы подработать или собрать железки - сдавать их и покупать хлеб.  Ведь мама уже не могла работать, а меня не брали из-за возраста.
Естественно, мной заинтересовались социальные работники из ПДН.
Помню их первый визит, когда тётенька, лет на десять старше меня - начала упрекать мать в небрежности и злоупотреблении алкоголем. Хотя у моей мамы аллергия на любой спирт. Да и человек она не тот - не пьет никогда!
Ещё несколько месяцев нам трепали нервы и настоятельно рекомендовали маме пройти курс лечения у нарколога. А я в их глазах стал токсикоманом. Поскольку моё хобби моделирование, от меня часто пахло клеем на основе ПАВ.
Однажды у нашего дома остановилась машина скорой помощи. Из нее вышли: участковый-милиционер, медсестра и ещё двое мужиков в военной форме. Не говоря ни слова, они нас принудили сесть в машину. Только там медсестра сказала, что нас якобы везут на консультацию в ближайший районный центр.
Однако машина повернула в краевую, психиатрическую больницу.
Не говоря ни слова, пришедшие за нами, оставили мою мать в приемном покое. А меня повезли в  центральную больницу, где положили на двухнедельное обследование.
Будучи абсолютно здоровым, я подцепил  в больнице кишечную палочку.

Пробыв там четыре месяца, я "по этапу" отправился в желтый дом, с подозрением на F20 - "Параноидальная шизофрения".
Как оказалось, мама, всё это время не знала, где я. Ей ничего не сообщали!
Спасибо маминым друзьям, которые подняли шум. Ведь из психушки, меня хотели, отправить в подмосковный, психоневрологический Интернат.
Пожизненно!

Хорошим людям удалось выцарапать мою мать и меня из этого ада.
Мама приехала за мной в августе 2005-го. Постаревшая лет на десять, еле живая после принудительного лечения и с новыми, приобретенными в результате «лечения» болезнями.

Всё бы ничего. Это можно забыть и жить дальше.
Наверное, можно.
Но в феврале 2007-го года административный рецидив повторился по старому сценарию. На этот раз я успел предупредить знакомых и адвоката, без которого меня не отдавали матери.
...Я помню, как в больнице мне вкололи какую-то дрянь, от которой я сразу потерял сознание. В себя меня привёл один из пациентов - врачи «слишком заняты». Узнав о симптомах после укола, врач согласился, что мне не нужны эти уколы. Но медсестра уже расписала график. Второй укол был сделан. После него у меня ухудшились зрение и слух.

Моя мама лежала через стенку, но увидеться с ней не разрешали, ссылаясь на закрытость и конфиденциальность объекта.
Только добрая завхоз, на свой страх и риск, передавала мне от мамы записки, а я писал ответы. Мы переписывались на туалетной бумаге.
Жуткая антисанитария. Туалеты не мыли вообще. Лишь изредка засыпали порошком. Вечно прокуренные, с забитыми наглухо окнами и толстыми решетками палаты для больных. Рис, в котором частенько встречался крысиный кал. И, конечно же, бесконечное хамство персонала.
Нет. Там не лечат.

Со мной лежал один дальнобойщик. Водитель сам пришел лечиться после страшной аварии. Весёлый и активный, он всего за год стал «овощем» Его не слушались руки, он еле ходил, постоянно молчал и ничего не видел.

Так на моих глазах был убит беспалый старик, который всегда был привязан к кровати на панцирной сетке, на которой не было и гнилого матраса. Он  весь покрылся пролежнями и не мог самостоятельно принимать пищу. Под ним стоял таз, который раз в сутки выносили.
Зачем его привязывали? Он не мог быть буйным. А его тело было похоже на фото узников в фашистских лагерях. Жуть!

В таких заведениях не спрашивают ни полюса, ни амбулаторной карты.
Но при этом на человека выделяется больше чем тысяча рублей в день. А кормят, в лучшем случае, на сто. Одежда не покупается, постельное белье - за счёт спонсоров.
И не сложно посчитать, какова дневная выручка с одного пациента.

В этот раз меня и маму отпустили через месяц. И начались бесконечные суды.
От бывалых людей мы узнали, что так работают рейдеры - отбирают квартиры у стариков, малоимущих, асоциальных людей и матерей одиночек. При помощи адвоката удалось доказать неимоверное количество нарушений, подпадающих как минимум под три статьи УК. РФ. А это: похищение совершенное группой лиц по предварительному сговору, незаконное лишение свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору и рейдерский захват частного имущества. По совокупности статей, каждая пешка должна была получить по пятнадцать лет лишения свободы с отстранением от должности.
Но, ни один суд мы не выиграли. Хотя дошли до губернатора Ставропольского края... Какая несокрушимая машина кары!

И вот 2012 год. Нас снова терроризируют, пытаясь повесить на нашу семью уголовное дело за не выплату коммунальных платежей, а живём мы на 3000 рублей в месяц.
Ясно одно - эти люди нас не оставят в покое.
Остаётся одна надежда на международный суд по правам человека.

P. S.
Моя мама имеет много специальностей. Она - швея, вязальщица, педагог, художник по стеклу.
Я  хорошо разбираюсь в радиоэлектронике, персональных компьютерах, также умею выложить стену, выкопать дренаж, починить сантехнику. Часто помогаю соседям в этих вопросах.
И возникает вопрос: кому из нас лечиться? Нам или людям, что позарились на нашу
саманную хату стоимостью в двести-триста тысяч рублей?
Я знаю! Подобные случаи я часто вижу по телевизору. Как приходит добрая тётенька: ребёнка отправляет в приют, а здоровую, не пьющую и не гуляющую мать - в дурдом.
Не знаю, как добиваться справедливости.


Наталья (мать Василия) рассказывает:

- После полугодового отсутствия мои знакомые подали заявление в РОВД по поводу грабежа и погрома, который случился в нашем доме. Когда меня привезли определить, что именно пропало, невозможно было сразу узнать. Выбитые и выломанные окна, разбитое в осколки пианино, снята газовая колонка - это сразу бросилось в глаза, а остальные пропажи обнаруживались не сразу, на полах валялись затоптанные вещи, скомканное белье, детские игрушки, кажется, краски и бумаги разные.
Сын пребывал в приюте, меня отвезли в клинику, следствие не следствие, но допросы были с попыткой обвинить нас в продаже того что было похищено.
Уже когда вышли из больницы, рассказы опережали один другой - соседи слышали и пытались хоть как-то остановить разорение. Каждый день заколачивались окна, каждую ночь разбивались. У соседа отравили собаку - похоже, она мешала воровать, гавкала.

Суд не подтвердил заключения медиков в отношении нас.

Прошлую зиму мы прожили без отопления - нам его отключили! В доме было холоднее, чем на улице. Во время морозов полопались трубы и батареи, а нас опять объявляют опасными для общества.

Начали давить на родственников и друзей, угрожая расправой над нами, если те попытаются чем-то помочь.

Если есть необходимость, то свидетели всего этого могут написать и от себя.
Не знаем, к кому обратиться за помощью.
Помогите, люди!

 vasiliy.volkov.92@mail.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий