понедельник, 28 мая 2012 г.

ВАРШАВА-44 (К годовщине Победы)


Дмитрий СТАРИКОВ

Так бывает в истории: после двух ужасающих по количеству жертв исторически недавних войн Россия и Германия общаются вполне по-партнёрски, даже по-дружески. И на государственном, и на общенародном уровнях. А Польша, с которой были, в конечном счёте, союзниками, во многом осталась врагом. И Польша, и поляки.

Не знаю, чем занимается известная, в основном, по филиппикам "пятой колонны" Комиссия по борьбе с искажениями истории. По-прежнему миллионными тиражами выходят опусы "Суворова". (Кстати, цивилизованным европейцам такого рода литературу не скармливают). А самый разоблачительный антинацистский документ под названием "Моя борьба" для нас под запретом. Как при Гитлере. Нам снова доказывают, что, во-первых, мы сами напали, а во-вторых, не победили, а потерпели поражение. Вместо наивных и бесполезных попыток оправдать действительно преступные действия наших властей (Катынь в первую очередь), - следовало бы и разобрать, и оправдать наши действия в такой непростой истории, как, например, трагедия Варшавского восстания в июле-октябре 1944 г.

Ещё в университете мне приходилось весьма резко спорить с друзьями-поляками по этому поводу. И, хотел бы надеяться, кого-то в чём-то, хоть несколько-то убедил.

А начинал убеждение с ответами вопросами на вопросы. Да, наши войска не форсировали Вислу, когда там немцы уничтожали войска Армии Крайовой (АК), - главной силы польского сопротивления, которая подчинялась Лондонскому правительству.
- А на какой реке расположена Варшава? На Буге, на Немане?
- Нет, на Висле.
- А от кого вы ждали военной помощи, от немцев, от англичан?
- Нет, от вас, русских.

Варшава - центр тогдашней (исторической) Польши. Дойдя до неё, наши войска прошли уже половину страны. И у большинства поляков видели портреты Пилсудского, взгляды исподлобья. А зачастую встречали и выстрелы. В спину, а то и в лицо.

Да, народы все разные. Немцы в 1918 году побратались с нашими под красными знамёнами. А получив приказ своего командования, - двинулись в наступление и за пару недель захватили всю Украину. А в памяти многих еврейских обывателей (да и многих русских - см. Булгакова) немецкие оккупанты Первой мировой войны были самыми культурными и наименее окаянными в сравнении со всеми прочими. За одно практически десятилетие Гитлер изменил нацию, создал других немцев. Но и создал таких европейцев, которые убедились, что немцы стали другими. Наша с немцами война всерьёз началась только к осени 1941 года. Развороты "все вдруг" с русскими не проходят. Да и с поляками тоже. А тут (возвращаемся к Варшаве-44) - захотели, чтобы враз побратались армии регулярная и полупартизанская, до сих пор враждовавшие.

Но, - вообразим почти невообразимое: истомлённая предыдущими боями Красная армия делает новый бросок, форсирует Вислу, захватывает (или освобождает) основную, левобережную часть Варшавы, при этом, избежав столкновения с АК. Собственно, избежать столкновений можно было при, так сказать, бесконтактной поддержке, - сброса боеприпасов самолётами.

Но это-то мы и делали!

И всё-таки, - мы в Варшаву вошли. Встреча армий-победительниц назначена там, где можно обеспечить хоть какой-то минимум безопасности среди городских развалин, т. е. на аэродроме. В свите генерала АК Бур-Комаровского партизанки восстания, они же дочери, внучки, правнучки польских интервентов и инсургентов прошедших столетий. В свите маршала Рокоссовского высокий молодой офицер костюшковской дивизии. Поскольку он не носит привычных нам тёмных очков, видны его воспалённые сибирскими морозами веки. Это - будущий генерал Ярузельский. Начинается обмен речами.

Генерал Б.-К.: - Мы приветствуем в освобождённой НАМИ НАШЕЙ столице славных бойцов вашей армии за оказанную нам военную поддержку. И надеемся на ваше дальнейшее содействие в восстановлении функционирования всех органов государственного управления. Ровно через 24 часа сюда прибудут из Лондона члены нашего правительства и, возможно (пауза, которую у нас называют "мхатовской") – признанный НАМИ вождь антинацистской коалиции сэр Уинстон Черчилль. Таким образом, за остающееся у вас время вы должны передислоцировать свои войска в указанном НАМИ направлении (кивок назад и в сторону, откуда доносилась артиллерийская канонада). И передать власть войскам АК. На этом заявлении переговоры, видимо, и закончились бы. А из доносившихся криков знающие (и не знающие) по-польски разобрали бы только "пся крев!".

А ситуация изменилась бы принципиально: до сих пор польский вопрос находился официально, да и фактически, в стадии решения, лондонские лидеры проводили переговоры в Москве, столкновения можно было списать на младших офицеров и партизан. Тут бы произошёл центральный, верхушечный разрыв. И, при всех вариантах дальнейшего развития событий, война не завершилась бы до мая 1945 г.

Кстати, - это уже в связи с более круглой исполняющейся годовщиной, - польские товарищи с гордостью напоминают нам, что среди славного воинства Великой Армии, взявшей Москву в 1812 году, каждый третий был поляк.

Комментариев нет:

Отправить комментарий