четверг, 31 мая 2012 г.

Жертва ежевечерняя

Надежда Низовкина

Законопроект об ужесточении наказания за несанкционированные акции уже спровоцировал серию несанкционированных акций против оного законопроекта. Никто не замечает, что ситуация начинает таскать нас по кругу, точнее, по периметру одних и тех же площадей. Болото из скупой крови болотной мошкары, Триумфальная для омоновских триумфаторов... За беззубые площади мы жертвуем своими зубами или унижаемся, чтобы сохранить их при себе. Вся «рядовая» оппозиция, заранее сообщая хищнику день и час, идет подставляться не только без оружия, но и без простой биологической хитрости.

В этот (эти) день (дни) по всем СМИ расходится один и тот же многоразовый шаблон о вожде, которого увели в лимономобиль под белые писательские ручки. Или другого вождя аккуратно уволокли за его сермяжную пролетарскую футболку. Остальные подставляются безымянно, нигде не фигурируют, подвергаются новостной клевете, молчаливо не получают статуса узников совести – и, дождавшись своей абай-зари, не жалеют о своем унижении... Лубянки 5 марта, Манежки 6 мая как бы и не существовало на свете.

Можно было бы сосредоточиться на правовом анализе. Административная юстиция, которая будет разорять митингующих по гроб жизни, безусловно нелегитимна, так как превышает репрессивностью многие уголовные штрафы. Впрочем, последние новости умиротворяют: не безумные 1-1,5 миллиона, а суровые 5-50 тысяч рублей. Были у нас герои 15-суточники, а станут 50-тысячники, а голодать они будут уже от разорения. Если честно, герои по-прежнему будут получать сутки, как ордена. Массовка перестанет ходить совсем, так как сутками ее не удостоят, а поделиться на работающих и неработающих не хватает самоорганизации. Напомним, в бедных регионах 5 тысяч – зачастую одна зарплата, 50 тысяч – почти год пролетарского труда.

Но не об этом речь, когда порочна сама традиция годами, невзирая на современные реалии, выходить на съедение, на заклание, даже не меняя место встречи. Ситуация развивается, а мы застряли где-то в конституционном сценарии.

Кто-то спасается по методу САМ-САМ-САМ! – приговаривая эту молитву во время помещения в автозак, и его не бьют. Затем представился, все подписал, три часа – и назад на баррикады. Таких даже за смертью посылать стыдно, не то что за свободой. Кто-то навсегда заменил для себя самооборону и наступление – видеосъемкой. Своеобразная автозак-бюрократия: один борется, трое снимают, десять на шее... на лавке сидят. Скоро мы и на виселицу пойдем, высовывая смартфон вместо языка. Зато у нас были великие каникулы на оккупай-пикнике, где мы делили трапезу с ментами! (А в туалет они ходили без очереди, чуть ли не прикладами расталкивая участников лагеря.)

За эти дни общество научилось только одной хорошей вещи: бегать. Есть много стен и крыш на оккупационных зданиях. Столько дней мы бегали просто так – возьмемся же не за руки и даже не за смартфоны, а за листовки и флаги. Будем хитро и неумолимо клеить и вешать их, и не только их, ночами. Разовьем свою групповую координацию, но и один справится. И будем больше не жертва вечерняя – а ночные мстители. По крайней мере что-то сделать успеем.

"Шубу воруют!"

Александр Артёмов

Автор знаменитого и ставшего крылатым определения декабрьских протестов в Москве как "революции п...атых шуб", Ксения Собчак, примечательным образом прокомментировала недавние майские события:

"Качество протеста, судя по наблюдениям 6 мая, уже начало меняться. Причём не в лучшую сторону...

Больше приезжих (Петербург, Воронеж, Пермь, Екатеринбург, даже Минск), представленных молодыми, решительно настроенными активистами, и полевение риторики. Возможно, это связано с некоторым омоложением состава и снижением доли московских аборигенов.

Оно и немудрено. От митинга отошли, почувствовав бессмысленность такой формы диалога с властью, Акунин, Гудков, Парфёнов, Пархоменко, Романова, Улицкая и многие другие из "умеренных". Крыша шествия и митинга довольно ощутимо съехала налево. Вернуть назад будет трудно.

Нетрудно предвидеть, что на следующем массовом мероприятии законопослушных интеллигентов и благонамеренных горожан будет меньше, а пацанов из предместий - больше. Интеллигентам и горожанам не очень интересно слушать, что скажет господин Удальцов. Да, собственно, и господа Немцов и Навальный тоже: всё уже сказано...

Вчера [6 мая] я приняла очень непростое решение для себя - первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка... И не надо надеяться, что что-то рассосётся и утихомирится. Вчера стало понятно, что люди будут приходить снова и снова, даже в собственный выходной. Но только если вначале это были "Акунины", "Парфёновы", то кончится это "Максимами Тесаками". Я этого не хочу! Я хочу мирной спокойной жизни в демократическом государстве!..

Исчезает, постепенно рассасывается объём нормальных, законопослушных добропорядочных граждан, которые хотели бы отстаивать свои права и хотели бы делать это в рамках закона... Что, несомненно, ведёт и к тому, что страна перестаёт развиваться, перестаёт мыслить..."

Итак, "болотную оппозицию" постигла тяжкая, невосполнимая потеря: г-жа Собчак на митинг больше не пойдёт. Велика наша скорбь... Тяжела утрата, которую мы понесли... Революция "п...датых шуб", о необходимости которой столько времени говорили собчаки, похоже, завершилась, так толком и не успев начаться. А что за ней?

За ней начинается революция курток на синтепоне и ватников - а, с поправкой на время года, - футболок, джинсов и прочей простецкой одежды, в которой никак не явишься на великосветский раут. Впрочем, разве в других НАСТОЯЩИХ революциях бывало иначе?

Французскую революцию начинали "кюлоты" - то есть приличные господа в коротких придворных штанишках до колен, а заканчивали санкюлоты, то есть носители (общепринятых сейчас во всём мире) простонародных брюк. Кюлоты были ликвидированы как класс.

Русская революция 1905 года начиналась "банкетной кампанией", когда приличные господа в смокингах и с моноклями, собравшись в дорогих ресторанах и держа перед собой хрустальные бокалы с изысканным вином, произносили выспренние речи. Завершали её синие блузы и рабочие кепки забастовщиков и баррикадников конца 1905 года, у которых в руках не было бокалов - только булыжники из мостовой. А монокли, смокинги и цилиндры вскоре отправились в утиль истории...

Вот также и "революция п...атых шуб". Ах, какие светские денди, какие приличные господа её начинали - любо-дорого вспомнить! Акунин, Парфёнов, Латынина, Собчак...

Хотя, если взять и внимательно рассмотреть творчество этих приличных господ, то выяснится, что по сути ничего, хоть сколько-нибудь отличного от путинской политики, они не предлагают. Их разногласия с Путиным - чисто стилистические.

Ну вот, для примера, отрывок одного из романов Бориса Акунина - его образцово-добродетельная, суперположительная героиня монахиня Пелагия затеяла... реформу образования. В местном масштабе, конечно:

"Пелагия... постановила оставить всего четыре предмета, без которых, по её разумению, обойтись никак невозможно. Лучше меньше, да лучше - таков был лозунг начальницы. Скрепя сердце она изгнала из программы естественные науки и географию как необязательные для девочек из бедных семей - всё равно, окончив учение, начисто позабудут про законы физики да чужеземные столицы. Главным предметом сделала домоводство, отведя под него половину уроков, и ещё оставила гимнастику, литературу и закон Божий, он же пение.

Объясняла Пелагия свой выбор так. Ведение домашнего хозяйства - самое важное знание для будущих жен и матерей. Гимнастика (включавшая летом плавание, а в холодное время года - экзерциции в зале и закаливающее обливание) потребна для здоровья и складной фигуры. Литература необходима для развития благородных чувств и правильной речи. А что до преподавания Божьего закона через пение, то детям постигать Всевышнего проще и доступнее именно через музыку.

В короткое время школьный хор прославился на весь Заволжский край. Сам губернатор фон Гаггенау, бывало, утирал умильную слезу, слушая, как ученицы (каждая в коричневом платьице и белом платочке) выводят ангельскими голосами: "Величит душа моя Господа" или "Сердцу милый". [Светская преподавательница] Свеколкина доводов не слушала и обзывала начальницу всякими бранными словами, от которых Пелагия иногда плакала: ретроградкой, клерикалкой, обскуранткой и прислужницей мужского деспотизма, который спит и видит запереть женщин в клетку домашнего хозяйства."

Помилуйте! Да ведь это просто описание реформы Фурсенко в кратком виде! Вот каков образовательный идеал г-на Акунина. И не он ли ведёт прямиком к тому, что "страна перестаёт развиваться, перестаёт мыслить..."? Разве не абсолютно права была учительница-прогрессистка с говорящей "красной" фамилией Свеколкина, когда бросала свои обвинения, абсолютно одинаково подходящие что пелагиям, что фурсенкам, что высокообразованному защитнику мракобесия г-ну Акунину?

Так стоит ли ходить на площади, митинговать, протестовать, получать по башке дубинкой и т. п. - и всё только ради того, чтобы сменять путинское шило на акунинское мыло? Чтобы в итоге в школах для простонародья осталось, по акунину-фурсенко, "всего четыре предмета", считая физкультуру - зато умильно прослезился его превосходительство фон Гаггенау - совсем как Путин на давешнем митинге?

Сам "коллективный Акунин" по итогам протестов, несомненно, получит новые возможности экранизации своих бессмертных творений (и, само собой, соответствующие этому гонорары). А рядовые участники митингов, как Александра Духанина, Андрей Барабанов и Максим Лузянин - аресты и уголовные дела, не говоря уж про удары омоновской дубинкой. Как говорится, каждому своё: кому - пироги и пышки, а кому - синяки и шишки...

Вернёмся, впрочем, к г-же Собчак и её знаменитой "п...атой шубе". Выходит так, что "революция п...атых шуб", доведённая до конца, по неумолимой логике истории, оборачивается отъёмом самих шуб и арестом их обладателей. Как точно и ёмко подметил в 1918 году монархист Василий Розанов:

"— Представление окончено. Публика встала. — Пора надевать шубы и возвращаться домой. Оглянулись. Но ни шуб, ни домов не оказалось."

А может ли быть иначе? Нет, не может, потому что, сколько бы участники протестов не обманывали самих себя и окружающих наивными рассуждениями про "честные выборы", "справедливый и беспристрастный суд" и пр. и пр., ключевой вопрос любой революции - это вопрос о собственности. Главный, коренной, краеугольный запрос нынешней "элиты" - всю собственность, нажитую ею "непосильным трудом" за последние 20 лет, закрепить за собой в качестве "священной и неприкосновенной". И внутри страны, и перед лицом всего "цивилизованного мира".

Путину этого сделать не удалось - отсюда нарастающее элитное недовольство его политикой. А с помощью каких мероприятий и процедур будет обеспечена требуемая сакрализация нахапанного - элите, по большому счёту, глубоко наплевать. Будут ли это "честные и прозрачные выборы" (ха... ха...), или помазание мирром Богоданного Царя и Самодержца Всероссийского, или же ввод в страну иностранных войск и её распил на куски, или, возможно, "хрустальная ночь" погромов против таджикских дворников и прочих зловредных гастарбайтеров... - да не всё ли равно? Главное - чтобы быстро, надёжно и прочно.

Коренной запрос остального общества противоположен - в том, чтобы собственность, присвоенную за последнюю четверть века наиболее гнилой и паразитической частью бюрократии и назначенными ею "эффективными собственниками", вернуть народу. Вернуть хотя бы ту её часть, которую "эффективные собственники" не успели ещё доломать и разрушить дотла своей излюбленной, по пущенному кем-то меткому выражению, бизнес-стратегией "свинья под дубом". И опять-таки, "честные выборы" или иные процедуры - только эвфемизм, призванный обозначить это действие. Пути этих двух революций неотвратимо расходятся.

Левая оппозиция начинает - пусть с запозданием, но неуклонно - вносить в протестную повестку дня социальные требования: например, защиту бесплатных, общедоступных и качественных образования и медицины, других социальных гарантий. Но ведь ещё Ломоносов установил, что если где-то что-то прибавится, то в другом месте непременно убудет. Значит, по сути, это, хоть пока и в мягчайшей форме, требование к нынешней элите - поделиться... чем? Да теми же самыми "п...датыми шубами", которые составляют главный предмет элитной гордости.

Но разве элита может добровольно оторвать от своих драгоценных шуб хотя бы клок шерсти? Да никогда в жизни! Вот отсюда и тяжкое разочарование г-жи Собчак, которая вдруг ясно осознала, что революция и "п...атая шуба" - две вещи несовместные.

И что же ей теперь остаётся делать? Лишь одно - встать в картинную позу, воздев руки к небу, и возопить базарным голосом: "Шубу, шубу воруют! Караул!.." Только поможет ли?..

18-ЛЕТНЯЯ АЛЕКСАНДРА ДУХАНИНА - БАБУШКА... SORRY - БАБУШКИН ЧЕТВЁРТОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Андрей ДЕРЕВЯНКИН

18-летняя хрупкая москвичка Александра Духанина в одно мгновение стала Бабушкиным, Добрыниным, Камо, Савинковым и Каляевым четвертой русской Революции.

Каратели обвиняют юную революционерку в том, что она на Болотной призывала к долгожданной Революции и бросала булыжники в них - недобитых помойных фашистов.
Тогда Путин - это Гришка Распутин.
Гришка-Вовка, лапы прочь от Саши Духаниной!

АРЕСТЫ ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Павел ЛЮЗАКОВ

Задержаны ещё двое подозреваемых в «беспорядках» и «насилии» на Болотной площади 6 мая во время «Марша миллионов», сообщается на сайте СК России. «Сегодня в рамках уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч.ч. 1,2,3 ст. 212 УК России («Массовые беспорядки») и ч.1 ст.318 УК России («Применение насилия в отношении представителя власти>>) в качестве подозреваемых задержаны неработающий Андрей Барабанов и ранее судимый Максим Лузянин», - говорится в сообщении.

Подозреваемые что-то там кому-то "прорывали", применяли "удушающие приемы", в общем разве что только не изнасиловали бедных-бедных омоновцев. За квадратный метр в нерезиновой эти шлемоголовые готовы из бравых гвардейцев превратиться в терпил.
Страшно представить, сколько их "пострадает" 12 июня. Это ж никаких подпольных госпиталей не хватит!

ОБЩАГИ И МЭРИЯ. ДОГОВОРЁННОСТЬ ДОСТИГНУТА - ЛАГЕРЬ СВЁРНУТ

Александр ЗИМБОВСКИЙ

29 мая 2012 года завершил работу лагерь протеста жильцов общежитий, разбитый перед мэрией Москвы. Напоминаем, акция началась 17 мая.  Люди протестовали против того, что бывшие общежития, вместо того, чтобы быть переданными в муниципальную собственность, незаконно приватизировали вместе с живущими в них людьми, а теперь «эффективные собственники» пытаются выгонять людей на улицу, мотивируя это тем, что они незаконно занимают жильё, предоставленное им предприятиями. Собственники не гнушаются ничем, чтобы зачистить приглянувшуюся и приобретённую вместе с жильцами жилплощадь: отключают людям воду и свет, как это было сделано в общаге ткацкой фабрики «Красная работница», в общаге авиамоторного завода «Салют», в общаге воинской части No.62112; причем в В/Ч No.62112 собственник дошёл до того, что похитил генератор, предоставленный жильцам Управой, чтобы организовать электроснабжение дома;
Пробивают принятие судебных решений о выселении людей, как это было сделано в общаге В/Ч No.62112, в служебных домах вертолётного завода «Камова»; устраивая бандитские избиения жильцов, как это было сделано в общаге В/Ч No.62112, общаге ткацкой фабрики;
Заказывают поджоги домов, как это произошло в служебном доме вертолётного завода имени Камова и могло произойти в общаге «Салюта».

Вскоре после того, как люди встали, к ним  был послан чиновник из ЦАО, в принципе не способный решить их проблемы (все протестующие общежития были расположены в других округах столицы), затем с жильцами общались только сотрудники милиции, выдвигавшие абсурдные претензии, типа: «не сидите на каменном поребрике - вы его продавите».

Наконец, 24 мая, к протестующим (людям из  служебных домов вертолётного завода им. Камова, общежитий «Салюта», ЗИЛа, Главмосстроя, ткацкой фабрики «Красная работница»,  завода имени Орджоникидзе и Южного порта,  пришедшим их поддержать активистам РРП, Левого фронта, альтернативного горкома КПРФ, анархистам)  соизволил выйти г. Федосеев (руководитель департамента жилищной политики и жилищного фонда правительства Москвы).

Федосеев предложил  жителям общежитий прийти с документами в Департамент жилищной политики, где разберутся в их правах на жильё. Далее, в течение трёх рабочих дней, жильцы общаг, при поддержке юристов  Движения общежитий, вели переговоры с мэрскими чиновниками.

«Мы удовлетворены результатами переговоров, -  заявляет Евгений Бобров (Движение общежитий Москвы), - Федосеевым были даны поручения  по решению вопросов по  конкретным общагам. Срок исполнения этих поручений – месяц».

Также, по словам Е. Боброва: «Через месяц мы планируем провести митинг. Если поручения будут выполнены - мы расскажем об этом на митинге. Если не будут - последует ещё более жёсткая, чем прошедшая, акция протеста!»
Дополнительная информация.
8-968-75-60-556 - Галина, 8-916-737-10-33 - Александр

понедельник, 28 мая 2012 г.

ПОЧЕМУ УМЕР СТАЛИН?


Леонид Лещинский
    


ПОЧЕМУ УМЕР СТАЛИН?
     
     
1972-й год.  Уже два года, как я живу в Москве. Приехал сюда из Харькова после окончания института. Самиздата тут никто не читает. В общем, с небольшими девиациями то же сознательное невежество, то же единогласное голосование на собраниях за все, что предлагает начальство, то же пресмыкательство, торжество и власть хама. На выходные я электричкой езжу к родителям,  сто километров от столицы.

Дорога занимает два часа. В пути просматриваю косолаповский «Новый мир», в котором от того, прежнего, остались  лишь рожки да ножки. Но я все еще не могу расстаться с дорогим журналом, благодаря которому (а также «Голосу Америки»)  получил гуманитарное образование и который разделил со мною  все тяготы и одиночество  моей прошлой институтской жизни, жизни приезжего человека в чужом городе. Впрочем, здесь мое существование  не намного веселее. Нет своей комнаты, нет своего жилья. Ну, не совсем бездомный, конечно, родители тянут на меня жилы, дают деньги, я снимаю квартиры в частном секторе. Девятый год уже так живу, «на чемоданах».  Хоть и записана мне комната в институтском направлении на работу, но не дают ее, а только обещают. Похоже, обманывают. «Но не может быть, чтобы не дали? – сомневаюсь я. – Москва – источник законов и законности, а у меня черным по белому сообщается, что вызванному специалисту предоставляется комната…».

Но вот прошло уже два года, а я без своего угла… Дважды уже сдавал наш институт дома-новостройки и в квартиры расселял сотрудников, а мне даже комнаты не находилось… И никуда не денешься. Юрист в консультации сказал: «Раз предприятие не выполняет своего обещания, вы имеете право уволиться». А куда уволиться? Без прописки нигде не принимают на работу, а здесь без комнаты не дают прописку. Так что пока такой вот у меня уикэнд: в пятницу к родителям,  в воскресенье обратно, в Москву к чемоданам.

Как быстро улетучилась хрущевская «оттепель». Словно ее и не было. Правда, и существовала она только в пропаганде. А в жизни - все то же, что оставил Сталин, - полное бесправие рабочих, колхозы на селе. Но все-таки какая-то духовная отдушина присутствовала, какое-то интеллигентское ерничанье, студенческое озорство в телепередачах КВН (клуб веселых и находчивых), куплетики Рудакова и Нечаева, Райкин, Тарапунька и Штепсель...

Всему этому пришел конец. Остроты округлились или прекратились вовсе. «Хрущев демагогию развел, болтовню», - раздаются голоса шкурников, учуявших новые веяния. На работе молодое поколение хохочет со свежим юмором: «А чито скажит товарищ Жюков?». - С веселым удовольствием цитируют «отца народов» из батальных кинофильмов последних лет, послехрущевских лет. Как будто и не было того  кино «оттепели», что приоткрыло правду о войне: «Летят журавли», «Баллада о солдате», «Чистое небо», «Живые и мертвые», других… 

В новых фильмах, события в которых благоразумно начинаются с 1943-го года, солдаты с шутками и прибаутками в сражениях на цветном экране бьют врага по всем направлениям, а в перерывах между боями, конечно, «шуры-муры» с медсестрами. Так теперь выглядит война в нашем киноискусстве. В Кремле «отец народов»,  мудрый, неторопливый, демократичный, на военном совете со своими   маршалами спрашивает: «А чито скажит товарищ Жюков?». И ничего, народ принял. Сослуживцы мои помоложе напевают: «Темная ночь, адын пуля застрял в проводах…». Так в новом времени зазвучала песня Марка Бернеса. Людоед возвращается в эту страну, и лишь наверху не дают последнее «добро» на его окончательный приход, а внизу - все готово встретить вождя.

…Я сижу у окна, читаю журнал. Вагон наполнен хмуроватыми замкнутыми людьми. Но сидений хватает всем. Есть даже свободные места. Кто дремлет, кто смотрит куда-то в никуда или себе под нос. На противоположной скамье по диагонали  от меня  мужчина в  коричневом осеннем пальто с аппетитом ест мороженое, похоже, обедает.  Такое, как у него, пальто можно носить лет двадцать, потом перелицевать, и его хватит  еще на десяток лет. Так поступил со своей верхней одеждой мой дедушка. Только у дедушки пальто было черного цвета.

В дальнем  конце вагона послышался грохот закрывающейся двери, какой-то шум, движение. Я посмотрел – ничего. Наверное, кто-то вышел. Я вернулся к журналу. Но тут же шум возобновился, возрос, послышался даже говор, голос, и через секунду все прояснилось: по проходу вагона на деревянной тележке с подшипниками двигался инвалид. Безногий. До этого его не было видно за сидящими людьми и спинками сидений. Он приостановился, что-то сказал, обращаясь к сидевшим, и весело рассмеялся, затем, переместившись немного, снова остановился. Теперь его было уже хорошо слышно.      

- Почему умер Сталин? – спросил он у ближайших пассажиров и, не дождавшись ответа, проехал еще пару шагов. Когда-то, видно было, это был мужчина выше среднего роста, крепкий, сильный. У него и сейчас лицо было твердое, с правильными чертами, не бледное, закаленное. И веселое. Может быть, он был чуть выпивши.                      

- Почему умер Сталин? – вновь послышался вопрос.                          
- Смерть пришла, - отозвался в этот раз один из воежоров.                      
Это объяснение не привлекло внимания инвалида. Он проехал еще чуть.               
- Почему умер Сталин? – снова спросил он, и тут,  не дождавшись слова от бесстрастных физиономий, сам же ответил:
- Почему умер? – Сдох! – и рассмеялся хрипловатым веселым смехом, и повторил: - Почему умер? – Сдох!                                                                   
Он поравнялся с нашим рядом.                         - Почему умер Сталин? – обратился он к нам.                                    
«Не умер – сдох», - хотел я сказать, но не решился, не успел. Да и поостерегся «демонстрации». Вдруг сообщат на работу, а там я с потрохами зависел от милости начальства – надеялся на получение комнаты.   Ответил  мой сосед с мороженым.                      

- Много ты болтаешь, - сделал замечание.                                  
Инвалид едва обратил на него внимание. Он продолжил  путь все с той же фразой, и вскоре за ним закрылась дверь тамбура.                                      

Я не знал тогда еще прозы Варлама Шаламова, может быть, и имени его не знал, а этот человек, словно сошедший со страниц рассказов Шаламова, один из тех десятков и сотен тысяч мужчин, лучших мужчин этой страны, которых поселившийся в Кремле хитроумный монстр  убил ни за что, ни про что - человек этот напомнил нам о том, что  были и другие люди. Чем я мог этому человеку помочь? Ничем. Даже слова доброго не мог я сказать – неуместно было. Лишь только тайным сочувствием отозвалось сердце. Я перевел взгляд на страницы журнала.

Но не прошло и десяти минут, как недавно захлопнувшаяся дверь тамбура отворилась,  и инвалид наш снова показался в ее проеме, теперь уже в обратном направлении. Он возвращался. Но не один. Следом за ним появился милиционер. Сержант. Это был высокий молодой, чуть ли не вчерашний школьник,  парень с пухлыми розовыми щечками. На лице его отражалась набирающая профессионализм строгость. Он двигался на шаг позади инвалида. Мне вспомнилась строчка Евтушенко: «Я слишком румяных людей не люблю». Лицо инвалида было уже не столь веселым.  Они поравнялись с нами.              

- Говорил я тебе, что ты много болтаешь, - напомнил мой  любитель мороженого, он стаканчик свой уже почти доел, оставалось лишь   вафельное донышко. Инвалид опять проигнорировал   умника.                                                      
Вскоре пара пересекла вагон, и за ними захлопнулась дверь противоположного тамбура. Ни одно лицо вокруг меня не изменило своего выражения.

17 ноября 2011 года.

ВАРШАВА-44 (К годовщине Победы)


Дмитрий СТАРИКОВ

Так бывает в истории: после двух ужасающих по количеству жертв исторически недавних войн Россия и Германия общаются вполне по-партнёрски, даже по-дружески. И на государственном, и на общенародном уровнях. А Польша, с которой были, в конечном счёте, союзниками, во многом осталась врагом. И Польша, и поляки.

Не знаю, чем занимается известная, в основном, по филиппикам "пятой колонны" Комиссия по борьбе с искажениями истории. По-прежнему миллионными тиражами выходят опусы "Суворова". (Кстати, цивилизованным европейцам такого рода литературу не скармливают). А самый разоблачительный антинацистский документ под названием "Моя борьба" для нас под запретом. Как при Гитлере. Нам снова доказывают, что, во-первых, мы сами напали, а во-вторых, не победили, а потерпели поражение. Вместо наивных и бесполезных попыток оправдать действительно преступные действия наших властей (Катынь в первую очередь), - следовало бы и разобрать, и оправдать наши действия в такой непростой истории, как, например, трагедия Варшавского восстания в июле-октябре 1944 г.

Ещё в университете мне приходилось весьма резко спорить с друзьями-поляками по этому поводу. И, хотел бы надеяться, кого-то в чём-то, хоть несколько-то убедил.

А начинал убеждение с ответами вопросами на вопросы. Да, наши войска не форсировали Вислу, когда там немцы уничтожали войска Армии Крайовой (АК), - главной силы польского сопротивления, которая подчинялась Лондонскому правительству.
- А на какой реке расположена Варшава? На Буге, на Немане?
- Нет, на Висле.
- А от кого вы ждали военной помощи, от немцев, от англичан?
- Нет, от вас, русских.

Варшава - центр тогдашней (исторической) Польши. Дойдя до неё, наши войска прошли уже половину страны. И у большинства поляков видели портреты Пилсудского, взгляды исподлобья. А зачастую встречали и выстрелы. В спину, а то и в лицо.

Да, народы все разные. Немцы в 1918 году побратались с нашими под красными знамёнами. А получив приказ своего командования, - двинулись в наступление и за пару недель захватили всю Украину. А в памяти многих еврейских обывателей (да и многих русских - см. Булгакова) немецкие оккупанты Первой мировой войны были самыми культурными и наименее окаянными в сравнении со всеми прочими. За одно практически десятилетие Гитлер изменил нацию, создал других немцев. Но и создал таких европейцев, которые убедились, что немцы стали другими. Наша с немцами война всерьёз началась только к осени 1941 года. Развороты "все вдруг" с русскими не проходят. Да и с поляками тоже. А тут (возвращаемся к Варшаве-44) - захотели, чтобы враз побратались армии регулярная и полупартизанская, до сих пор враждовавшие.

Но, - вообразим почти невообразимое: истомлённая предыдущими боями Красная армия делает новый бросок, форсирует Вислу, захватывает (или освобождает) основную, левобережную часть Варшавы, при этом, избежав столкновения с АК. Собственно, избежать столкновений можно было при, так сказать, бесконтактной поддержке, - сброса боеприпасов самолётами.

Но это-то мы и делали!

И всё-таки, - мы в Варшаву вошли. Встреча армий-победительниц назначена там, где можно обеспечить хоть какой-то минимум безопасности среди городских развалин, т. е. на аэродроме. В свите генерала АК Бур-Комаровского партизанки восстания, они же дочери, внучки, правнучки польских интервентов и инсургентов прошедших столетий. В свите маршала Рокоссовского высокий молодой офицер костюшковской дивизии. Поскольку он не носит привычных нам тёмных очков, видны его воспалённые сибирскими морозами веки. Это - будущий генерал Ярузельский. Начинается обмен речами.

Генерал Б.-К.: - Мы приветствуем в освобождённой НАМИ НАШЕЙ столице славных бойцов вашей армии за оказанную нам военную поддержку. И надеемся на ваше дальнейшее содействие в восстановлении функционирования всех органов государственного управления. Ровно через 24 часа сюда прибудут из Лондона члены нашего правительства и, возможно (пауза, которую у нас называют "мхатовской") – признанный НАМИ вождь антинацистской коалиции сэр Уинстон Черчилль. Таким образом, за остающееся у вас время вы должны передислоцировать свои войска в указанном НАМИ направлении (кивок назад и в сторону, откуда доносилась артиллерийская канонада). И передать власть войскам АК. На этом заявлении переговоры, видимо, и закончились бы. А из доносившихся криков знающие (и не знающие) по-польски разобрали бы только "пся крев!".

А ситуация изменилась бы принципиально: до сих пор польский вопрос находился официально, да и фактически, в стадии решения, лондонские лидеры проводили переговоры в Москве, столкновения можно было списать на младших офицеров и партизан. Тут бы произошёл центральный, верхушечный разрыв. И, при всех вариантах дальнейшего развития событий, война не завершилась бы до мая 1945 г.

Кстати, - это уже в связи с более круглой исполняющейся годовщиной, - польские товарищи с гордостью напоминают нам, что среди славного воинства Великой Армии, взявшей Москву в 1812 году, каждый третий был поляк.

воскресенье, 27 мая 2012 г.

Судьба чеченца: тайная тюрьма, пытки, бегство…


Почему люди покидают Российскую Федерацию, оставляют своих родных и  дома? Почему до сих пор продолжается война в Чеченской Республике? С декорациями  красиво отстроенных зданий и звонких фонтанов. Жертва политического режима, человек вынужденный бежать из родного края, согласился рассказать свою историю. Его имя Шамиль М.  Его история похожа на сотни таких же историй. Но, часто жертвы молчат. Важно говорить о нарушениях прав человека в России.
Шамиль М., - говорит.

 - Расскажите, пожалуйста, с чего все началось? Как вы жили? Что привело вас в Европу и заставило просить убежище?

 - Я родился и рос в городе Грозном, в Чечне. В первую чеченскую войну, в 1996 году, когда убили моего отца, мне было всего четырнадцать лет. 21 октября 1999 года ракетный удар по мирному Центральному рынку в Грозном, забрал жизнь моей матери.  Моя мать была русской. Отец – чеченец. Когда мамы не стало, мне было семнадцать. Я остался круглым сиротой. Мой дядя (брат отца) принял меня в свою семью.
 А в 2002 г. во время «зачистки» военные меня забрали, избили, но отпустили живым. «Зачистки» - это когда хаотично военные хватают подвернувшихся граждан. К сожалению, в Чечне это дело обычное.
 После этого случая приехал мой двоюродный брат и помог мне уехать в Норвегию.
В Норвегии я прожил около года и думал, что весь кошмар позади. Но там на меня вышли российские спецслужбы и предложили мне сотрудничать с ними, стучать на других беженцев из Чечни, давать им информацию о них. Мы с братом обратились к главе чеченской диаспоры в Скандинавии за помощью. Однако выяснилось, что он сам сотрудничал с российскими спецслужбами. Поэтому я был вынужден покинуть Норвегию. Я не был согласен участвовать в подобных грязных делах.

 - Вы вернулись в Чеченскую Республику? Как она встретила вас? Официально, там уже был мир.

 - Да, в марте 2004 г. я вернулся домой в Чечню. Через две недели в наш дом ворвались люди в масках. Это были чеченцы. Они забрали меня.
 Я сидел в холодном и сыром подвале три года и три месяца. В начале меня пытали, хотели узнать информацию, о которой меня спрашивали в Норвегии: знаю ли я каких-либо боевиков? Когда они поняли, что я ничего не знаю, просто издевались. Избивали. Морили голодом.
 Меня держали в темном подвальном помещении. В издевательствах и унижениях я провел три года своей жизни!
 Я не надеялся выйти оттуда живым и порой сам хотел умереть. Меня сдерживала моя вера. В Исламе запрещено самоубийство. Аллах велит выдержать все испытания.

 - Три года жизни... Как вы пережили это? Как вам удалось вырваться?

 - По Милости Всевышнего через три года и три месяца в июне 2007 года  меня освободили за крупную сумму денег. Деньги собирали все родственники и друзья. В нашей семье не было таких денег, сколько запросили на взятку.
В течение этих трех лет мои родственники считали меня умершим, пропащим без вести.
Ведь официально, я нигде не числился! Меня нельзя было отыскать. Ни в тюрьме, ни в морге. Есть места типа тайных тюрем, где вневедомственная охрана Кадырова и спецслужбы пытают и держат людей. Не предъявляя обвинений. Когда нужно показать раскрываемость терроризма, этих несчастных  одевают в военную форму и убивают. Затем говорят, что «обезврежена» очередная банда боевиков. Таким образом, спецслужбы «воюют с преступностью», на деле похищая и убивая мирных жителей, выдавая их за бандформирование. А родные не могут найти даже тел.
 Иногда тела продают. Редко кого отпускают  живым!
Кадыровцы сами вышли с моим дядей на связь. Хотели получить деньги за мою жизнь. Поняли, что я им бесполезен, и за большую сумму денег согласились меня отпустить.
Первые полгода после моего освобождения я не выходил из дома, не хотел контактировать с людьми. Состояния здоровья было крайне тяжелое, меня часто посещал врач. Я очень сильно похудел за эти годы, был белым с лица. Три года я не видел солнца. Не мог ходить, долго стоять, все время лежал. Зрение заметно ухудшилось, не мог смотреть на свет. И много других проблем со здоровьем было и есть. Родственники не могли смотреть на меня без слез.
 К январю более-менее восстановился, надо было на что-то жить. Я уехал в Грозный на стройку в январе 2008года. Устроился помощником строителя. Все время работал. Выживал.

 - Казалось: жизнь продолжилась. Вы нашли работу. В Республике официально - спокойствие. Но, что там творилось на самом деле?

-  Пятого сентября 2009 года была очередная «зачистка». Меня безо всяких причин забрали военные, ударили несколько раз ножом и выкинули на трассе в другом районе Чеченской Республики. Какие-то добрые люди подобрали меня на трассе и отвезли в Центральную больницу. Там в травмпункте обработали мои ножевые ранения, и в тот же день я познакомился со своей будущей женой. Она работала в этой больнице.
 В мае 2010 года мы поженились и уехали в село.
 Но военные никак не оставляли мирных жителей в покое. Устраивали «зачистки»: хватали, утаскивали…
Когда в очередной раз меня увели, на нервной почве на третьем месяце беременности моя жена потеряла нашего ребенка.
 После этого мы вынуждены были переехать к родителям моей жены в другой район.
 Я с отцом жены уехал работать в Южную Осетию. Периодически, приезжал домой.

 - Что заставило вас покинуть родину и просить убежище в Европе еще раз?

 - В последний раз кадыровцы забрали меня в ноябре 2011 года. Они предлагали мне сотрудничать с ними и угрожали в случае отказа расправиться с женой. Угрожали похитить ее и пытать. Что же нам оставалось делать? Мы решили в последний раз попробовать спасти свою жизнь. Мы вышли из дома в декабре 2011 года. Мира нет. Там,
 на нашей родине царит ужас. Смерть и хаос. Мы не можем вернуться назад – это самоубийство. Мы просим убежище в Европе. Это единственная надежда выжить!
На все воля Аллаха.

 - Я желаю Вам скорейшего получения убежища!

Интервью взяла Полина Жеребцова

пятница, 25 мая 2012 г.

УКРАЛИ ЖИЛЬЁ. А ВОЗМУТИТЕСЬ - ЕЩЁ И ДЕТЕЙ ЗАБЕРЁМ!


Александр ЗИМБОВСКИЙ

Как уже неоднократно сообщалось, жильцы общаги бывшей В/Ч No.62112 вместе с жильцами других общежитий, пытаясь отстоять своё право на честно заработанное жильё, разбили лагерь перед Мэрией Москвы. Напоминаем: дом, построенный руководством В/Ч для жильцов, был продан некоей фирме «Монтажсетьстрой» (через Управление делами президента РФ и две оффшорные конторы). Ну, а жильцов начали выселять через суд. Причём, если изначально суды отказывали собственнику, вполне логично спрашивая: «Вы что, не видели, что покупаете дом с жильцами?», то теперь позиция Фемиды изменилась как по волшебству. Решения о выселении были приняты даже в отношении тех людей, в выселении которых ранее было отказано. А чтобы люди выдворялись быстрее, им отключили свет (29 июля 2011 г.), а чуть позже - отопление и горячую воду.

Лагерь перед Мэрией стоял в течении 6 дней, а потом, 22 мая, терпение у власти лопнуло. Нет, естественно, чиновники не стали удовлетворять требования протестующих, они попытались пресечь акцию другим способом.

22 мая в дом к Виктории Луганской, одной из активисток борьбы против выселения жильцов общежития В/Ч No.6211, заявились две тётки, представившиеся сотрудницами центра социального обслуживания. Незваные гости заявили, что действуют по факсограмме из префектуры. Как выяснилось из последующего разговора (тётки сначала общались со старшим сыном Луганской, затем с самой Викторией по телефону, префект, не обращавший внимание на то, что людей выживают из честно заработанного жилья, на то, что они год живут без света и полгода без отопления, решил, наконец, позаботиться об их правах, точнее, о правах их детей.

Вспомнила об их правах и внуковская опека. Нет, когда жильцы общаги пытались привлечь органы опеки на суды, чтобы хоть немножко защитить права детей, выселяемых на улицу, опека не реагировала. А вот стоило жильцам осмелиться выйти на акцию протеста, чиновники сразу вспомнили о том, что их дети живут в ненадлежащем месте.

Поясняем, что если ребенок будет помещён в центр социального обслуживания, то забрать его родитель сможет, только если докажет, что условия его жизни улучшились. В случае же, если он не сможет это доказать (как вы сами понимаете, улучшение жилищных условий жителей общаги В/Ч No.62112 не входит в планы префектуры), родитель будет лишён родительских прав или ограничен в них (с точки зрения юридических последствий, это почти то же самое), а ребёнок будет помещён в детдом. Как мы уже писали, у Виктории Луганской двое детей: Максим (17 лет) и Олег (6). Причем Олег тяжело болен (болезнь Гиршпрунга). Только периодическое, раз в несколько месяцев, лечение в стационаре и постоянная забота матери спасают ему жизнь. Сейчас семья Луганских в ужасе. У них уже почти украли жильё, теперь хотят украсть жизнь ребёнка.

Участники лагеря протеста, в свою очередь, заявляют, что если попытки лишить Луганскую детей продолжатся, ответом на них будут самые решительные акции пролетарской солидарности, и призывают окружающих, всех, для кого слова "пролетарская солидарность" не пустой звук, поддержать их!

Телефоны, по которым можно получить дополнительную информацию:
8-968-75-60-556 Галина Дмитриева
8-916-737-10-33 Александр Зимбовский
8-926-556-24-69 Виктория Луганская
Телефоны, по которым можно получить дополнительную информацию и выразить отношение к происходящему:
(495) 436-27-16, 436-73-52 центр социального обслуживания
440-64-03 префектура Западного округа
8-916-942-69-19 Алексеев Игорь Алексеевич, и.о. главы Внуковской управы
(495)-736-11-97 Внуковский муниципалитет (глава муниципалитета Шунина
Галина Владимировна должна утверждать все акты опеки, центр социальной
реабилитации тоже в её ведении)

Лагерь протеста жильцов общежитий действует круглосуточно во
внутреннем дворе мэрии (Между зданиями Тверская 13 и Вознесенский переулок 21). Присоединяйтесь, сейчас поддержка нужна как никогда!

ПО ПОВОДУ НЕДАВНЕГО НАГРАЖДЕНИЯ ЧУРОВА ОРДЕНОМ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО


Александр БЫВШЕВ

Рождать цифирь из ничего,
Дурить всех постоянно -
Тут, вправду, нужно мастерство-
Похлеще Акопяна.

Единым росчерком пера
Без всяких сантиментов
Он может выдать на гора
Легко за сто процентов.

Его отточен каждый финт.
Дивится заграница:
Такому даже Копперфильд
В подмётки не годится!

Наш фокусник в свой звёздный час -
День выборов в России -
Так ошарашит, что из нас
Любой лишь рот разинет.

Трясёт, довольный, бородой
Объект для СМИ и глянца -
Как ловко этот люд честной
Провёл он вокруг пальца.

Прокручивает взад-вперёд
Сто комбинаций за ночь.
Недаром наш народ зовёт
Его "Старик Хоттабыч".

Кремлю он не жалеет сил,
Смекалки и таланта.
За что и орден получил
"Святого Александра".

Из ЦИКа ас на всё горазд -
Такой здесь цирк устроил!
За трюки ещё Путин даст
Ему Звезду Героя!

РАССКАЗ РАЗОЧАРОВАВШЕГОСЯ "ЕДИНОРОССА"


Александр БЫВШЕВ



До чего же тошно мне.
Ох, дал маху, братцы, я! -
Без меня прошла в Кремле
Инаугурация.

Так мечтал сюда попасть.
(Жить нельзя без стимула!)
А меня родная власть,
Как лошару, кинула.

Обещали столько благ
И карьеру прочили.
Зря я горло драл, дурак,
На Поклонной с прочими.

Был открыт на тот приём,
К сожаленью, путь иным.
И не я ел-пил на нём
И с счастливым Путиным

Обломился брудершафт-
В душу мне нагадили.
Выкину едроссов шарф
Я к едрёне матери!

Ухожу от вас, адью.
Кукиш мой возьмите-ка.
А пока я всё пропью,
Что осталось с митинга.

РОССИЙСКОЙ "СУВЕРЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ" ПОСВЯЩАЕТСЯ


Александр БЫВШЕВ

РОССИЙСКОЙ "СУВЕРЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ" ПОСВЯЩАЕТСЯ

Тут вам не Запад - прав наш президент.
А коль мозги как следует не "варят",
Тех правдолюбов-умников в момент
По полной люди в касках "отоварят".

Какая демократия? Смешно!
Без подтасовок выборы? Ну, здрасьте!
Всем расходиться! Или вы давно
Не получали по зубам от власти?

Вы много захотели, господа, -
Чтоб были все равны перед законом.
Вы за отставку Путина? Тогда
Извольте познакомиться с ОМОНом.

Эх, чудаки, не лезли б на рожон.
Ваш зад найдут ментовские ботинки.
ОМОН в России больше, чем ОМОН.
И что здесь за свобода без дубинки?

ЛАГЕРЬ ОБЩАГ ПЕРЕД МЭРИЕЙ. ЖИЛЬЦЫ, МЕНТЫ, ЧИНОВНИКИ, ФАШИСТЫ!


Александр ЗИМБОВСКИЙ

6-ой день продолжается акция протеста жильцов общежитий перед Мэрией Москвы. Стоят люди из общаг В/Ч No.62112. Их пытаются выселить из жилья, некогда построенного для них. Причём, если изначально суды отказывали собственнику, некогда честно укравшему (извиняюсь, честно купившему) дом у государства (недвижимое имущество прошло через Управление делами президента РФ и две оффшорные конторы), заявляя: «Вы что, не видели, что покупаете дом с жильцами?», то теперь позиция Фемиды изменилась как по волшебству. Решения о выселении были приняты даже в отношении тех людей, в выселении которых ранее было отказано. А чтобы люди выдворялись быстрее, им отключили свет (29 июля 2011 г.), а чуть позже - отопление и горячую воду.

Стоят жильцы служебных домов вертолётного завода имени Камова. Их тоже выдавливают из домов через суд. Были приняты решения уже по трём искам. И все три раза судья Перовского суда г. Андреева соглашалась с мнением Департамента жилищной политики, что люди, жившие в заводских домах десятилетиями и десятилетиями платившие квартплату, поселились самозахватом и подлежат выселению.

Недавно один из заводских домов сгорел. Конечно, можно верить, что пожар произошел случайно. Однако, если учесть, что пожар вспыхнул в запертой комнате, причём в комнате, в которой никто не жил и не было проводки, а также то, что пожарные, явившиеся на огонёк практически вовремя, прежде чем приступить к тушению, медлили в течение часа, пока спасать дом не стало поздно, более вероятным представляется нечто иное. Интересно также, что данный дом был построен в своё время пленными немцами, ну, а сожжён современными фашистами.

Стоят жильцы общаг Главмосстроя. С теми из них, кто проживает в доме по ул. Народного ополчения, д. 42 к. 2 (общежитие коридорного типа) Департамент жилищной политики отказывается заключать договора социального найма. Отказывается, несмотря на решение суда, прямо обязывающее сделать это. А вот тем, кто живёт в проходных комнатах, в общаге по адресу: Исаковского, 16, - этот соцнайм пытаются навязать, в то время как эти люди, по понятным причинам, добиваются расселения. Стоят жильцы общаг ЗИЛа и Салюта. В свое время этих людей пытались силой лишить честно заработанного жилья. После серии акций протеста силовое давление прекратилось, однако с жильцами общежития Салюта до сих пор не был заключен договор соцнайма, а жильцам общаги ЗИЛа не дают приватизировать жильё.

«Мы требуем, - заявляют жильцы общежитий, - немедленно прекратить этот произвол и создать постоянно действующую Рабочую группу при Правительстве Москвы по решению проблем жителей бывших московских общежитий с участием уполномоченных должностных лиц от Правительства Москвы, прокуратуры Москвы и Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы, а также представителей Движения общежитий Москвы и Московской области, Революционной рабочей партии и активистов инициативных групп общежитий!»

В настоящий момент никто из чиновников не ответил на обращение. С жильцами общаются только сотрудники милиции, которые периодически угрожают разогнать лагерь, предъявляя абсурдные требования, типа «не питайтесь, вы разводите антисанитарию; не сидите на каменном бордюре, вы продавите его своим весом (как говорится, вообрази себя носорогом.
 - А.З.)».

Естественно, кроме чиновников и правоохранителей в г. Москве, есть и люди. Люди, поддерживающие жильцов общежитий. Держать лагерь перед мэрией помогают активисты РРП, Левого фронта, Альтернативного горкома КПРФ. Депутат Госдумы от КПРФ Борис Кашин отправил мэру Москвы Собянину правительственное письмо с требованием обратить внимание на проблему жильцов общежитий. Также лагерь посетил председатель ЦИК Международного Союза Советских офицеров, генерал-майор авиации Евгений Иванович Копышев, пославший в адрес Собянина обращение следующего содержания:

«19 мая с.г. в 15.20-16.00 я встречался с жителями общежитий, пикетирующими у здания мэрии. В беседе с ними убедился в справедливости их требований. Говоря военным языком, Ваши подчинённые совершают преступления против человечности. Нельзя иначе объяснить приватизацию-продажу помещений общежитий вместе с жильцами. Нельзя назвать по-иному бездействие прокуратуры при сознательном лишении собственниками-мироедами воды и света проживающих в общежитиях людей, в том числе детей. Нельзя иначе расценивать решение суда о выселении из общежития в никуда семьи с ребёнком-инвалидом. Я понимаю, что всё наше современное общество поражено коррупцией и всё же не могу поверить, что и вы в доле с мироедами. А потому прошу принять необходимые и достаточные меры по пресечению преступлений против человечности. Предлагаю поступить так, как поступала в таких случаях Советская власть (испытал на себе в годы войны с фашизмом):
- расселите жильцов приватизированных общежитий в пустующих квартирах Москвы (а их тысячи) за счёт приватизаторов;
- расселите жильцов общежитий на жилом фонде приватизаторов путём их уплотнения. Уверен, что многие из купивших общежития вместе с людьми, имеют в Москве и Подмосковье жильё с большим превышением установленных минимальных норм;
- привлеките к жёсткой ответственности лиц, виновных в торговле общежитиями вместе с жильцами, и издевательствах над ними. (В 1942 году меня в возрасте 4 года и маму - жену Советского солдата, воевавшего с фашистами, временно подселили к одной семье на свободную жилплощадь, т. к. наше довоенное жильё в г. Калинине было уничтожено гитлеровцами. Соседи начали терроризировать мою маму – труженицу военного тыла. Пришёл военком, переговорил с хозяевами квартиры на понятном им языке, и мы стали самыми уважаемыми постояльцами. И не надо было ни прокуроров, ни судов. Со временем Советская власть предоставила нам отдельную квартиру).

С надеждой на понимание и принятие необходимых мер по пресечению преступлений против человечности».
Дополнительная информация
8-968-75-60-556 Галина
8-916-737-10-33 Александр
8-926-531-88-59 Сергей

вторник, 22 мая 2012 г.

ОТКРОЕМ "ЖАЛОБНУЮ КНИГУ" РЕВОЛЮЦИИ!

Александр АРТЁМОВ

Каждый день мы читаем в новостях: в таком-то городе, в таком-то суде вынесен очередной вопиющий по несправедливости приговор... в таком-то отделении полиции забит до смерти (или до полусмерти) очередной задержанный... такой-то важный чиновник сбил на своей машине столько-то человек, но не понёс за это никакой ответственности... такой-то власть имущий на "барской охоте" застрелил очередного редкого краснокнижного зверя в заповеднике... Мы читаем эти сообщения, в первый момент - возмущаемся, но проходит время, и они бесследно тонут в потоке новостей, а фамилии их "героев" забываются. На их место приходят новые "антигерои нашего времени", чтобы тоже оказаться забыты в свой черёд.

Между прочим, в известной пьесе советского писателя Евгения Шварца "Дракон" (1943 г.) действующие лица вели между собой такой диалог:

"Ланцелот: Вы знаете, что такое жалобная книга?
Эльза: Нет.
Ланцелот: Так знайте же. В пяти годах ходьбы отсюда, в Чёрных горах, есть огромная пещера. И в пещере этой лежит книга, исписанная до половины. К ней никто не прикасается, но страница за страницей прибавляется к написанным прежде, прибавляется каждый день. Кто пишет? Мир. Горы, травы, камни, деревья, реки видят, что делают люди. Им известны все преступления преступников, все несчастья страдающих напрасно. От ветки к ветке, от капли к капле, от облака к облаку доходят до пещеры в Чёрных горах человеческие жалобы, и книга растёт. Если бы на свете не было этой книги, то деревья засохли бы от тоски, а вода стала бы горькой. Для кого пишется эта книга? Для меня.
Эльза: Для вас?
Ланцелот: Для нас. Для меня и немногих других. Мы внимательные, лёгкие люди. Мы проведали, что есть такая книга, и не поленились добраться до неё. А заглянувший в эту книгу однажды не успокоится вовеки. Ах, какая это жалобная книга! На эти жалобы нельзя не ответить. И мы отвечаем.
Эльза: А как?
Ланцелот: Мы вмешиваемся в чужие дела. Мы помогаем тем, кому необходимо помочь. И уничтожаем тех, кого необходимо уничтожить".

Хочется спросить: ну, а почему теперь, в наше волшебное время WWW  - Повсеместно Протянутой Паутины - такой книги ещё нигде нет? Не пора ли её создать? Разумеется, в ней не должно быть ни единого автора, ни всемогущего модератора, определяющего, казнить или миловать. Писать её должен, как и сказано у Шварца, МИР. "От ветки к ветки" доходили бы до неё сообщения о беспределе власть имущих, творящемся в России (а возможно, и не только в России).

Она могла бы быть организована по типу "всенародных энциклопедий" наподобие Википедии - со страницами, посвящёнными отдельным
антигероям, вроде пресловутого "Жемчужного прапорщика", или майора Евсюкова, или судьи Боровковой, или других, более высокопоставленных деятелей из числа ныне живущих. Майор Евсюков понёс наказание? Что ж, отлично, хоть это и редкое (и даже - редчайшее) исключение из правил, но его деяния не должны быть преданы забвению в любом случае. Судья Боровкова поменяла фамилию? Это ей не сильно поможет. Все славные деяния на ниве басманной Фемиды останутся в её биографии навечно.

Увы, наша "элита" не очень боится исторического возмездия. Потому что каждый "элитарий" рассчитывает вовремя удрать, когда и если по-настоящему запахнет жареным. Или спрятаться за общую спину своего правящего класса жуликов, воров и бандитов: "Но позвольте! Если глубоко рассмотреть, то я лично ни в чём не виноват. Меня так учили". Однако каждый представитель элиты боится возмездия личного, и персональной ответственности. Вот к ней мы и должны их привлечь, уже сейчас! Хотя бы виртуально (пока). Пусть каждый ответит за свои, лично свои дела. Пусть знает, что каждый новый беспредельческий "подвиг" навсегда останется записан за ним, лично, персонально, в его собственной биографии, и его не удастся ни стереть, ни замазать, ни вырубить топором, и когда-нибудь он, даст бог, непременно за него ответит.

Конечно, "Жалобная книга" - не самое подходящее название. Вероятно, лучше было бы "Всенародная Книга Позора" или "Чёрная Книга". Кто же может являться кандидатом на занесение в эту книгу? Любой ныне живущий и действующий государственный деятель, чиновник, судья, следователь, полицейский, спецслужбист, тюремно-лагерный начальник, "силовик", представитель провластных организаций типа "нашистов", который как-то отличился в репрессиях, коррупции, избиениях, пытках, вынесении неправосудных решений, личном беспределе и пр. и пр. Все - от приснопамятной бурятской судьи Левандовской, отправлявшей политзэков за решётку и гордо позировавшей при этом с бутылкой водки во рту, и с черпачком жижи у свиного корыта (не без содействия ФОРУМа.мск она выбыла в минувшем году из числа действующих судей), и до обитателей Кремля. И о каждом составляется силами всех желающих подробное биографическое досье, с перечислением памятных деяний, ссылками, фотографиями, документами и проч. Чтобы каждый чиновник знал, что "никто не забыт и ничто не забыто".

Не следует оставлять без внимания и всевозможных экспертов, которые сейчас по заказу судов и следствия, а иногда и просто сильных мира сего, строчат свои лживенькие экспертизы. "Научно" доказывая, что лозунг "Миру  - мир!" разжигает социальную вражду и ненависть к армии, что лозунг "Права не дают, права берут!" - это прямой призыв к насилию, что за призыв "Богородица, Путина прогони!" следует сажать в СИЗО, как за хулиганство. Или, как эти эксперты из Российской государственной библиотеки, - "научно" обосновавшие, что на чистку книг Его святейшества патриарха Кирилла от зловредной нанопыли надо потратить миллионы рублей. Сидят такие "знатоки всех наук" в своих уютных кабинетах, и свято веруют в то, что их никто никогда не вспомнит и не тронет. Они ведь не судьи Боровковы, не майоры Евсюковы, не жемчужные прапорщики! Они - люди маленькие, какое кому до них дело! Надо развеять эту их святую уверенность в безнаказанности, вытащить их за ушко да на солнышко. Потому что они - такие же винтики и шестерёнки гнилого полицейского государства, как и всякие другие, хоть формально они и не "чиновники"... Они тоже не должны остаться без почётного места на страницах "Книги Позора"!

Даже и теперь, при сохраняющемся всевластии чиновничества, подобная "Книга Позора" может стать неслабым психологическим орудием воздействия на отдельных чиновников. Они, повторим, ужасно не любят личной, персональной ответственности за свои дела, даже условной, виртуальной. Сам по себе свет, т. е. публичность, на подобных обитателей сумрака часто действует так, что они немедленно начинают извиваться и пищать: это не мы, лично мы ни в чём не виноваты, нас так учили и т. п.

А если когда-нибудь после революции - только не оранжевой, фальшивой, а настоящей, кардинально меняющей элиту, - соберётся на свои заседания Революционный Трибунал, то такое накопленное досье может оказаться ценным подспорьем в его работах. И участники этого суда смогут повторить про себя: "Мы помогаем тем, кому необходимо помочь. И уничтожаем тех, кого необходимо уничтожить".

понедельник, 21 мая 2012 г.

"КОКТЕЙЛИ МОЛОТОВА" ПРОТИВ АВТОСТОЯНКИ ПОЛИЦАЕВ


Александр АРТЁМОВ

Как сообщают информагентства, ночью 20 мая в Москве неизвестные закидали "коктейлями Молотова" стоянку полицейских машин. Инцидент произошел около 02:00 на территории стоянки Отдельного батальона патрульно-полицейской службы. Одна из бутылок с горючей смесью разбилась о служебный автобус ПАЗ, повредив стекло. Все бутылки потухли в полёте, поэтому возгорания не произошло.

Конечно, "все бутылки потухли в полёте" - это совсем как в романе
Войновича о Чонкине. "Чонкин  высунул голову и увидел, что из-за ограды летит на него туча бутылок, наполненных жёлтой жидкостью. Большая часть бутылок плюхалась в грязь, но некоторые попадали по самолёту, катились по крыльям и разбивались об мотор. (Впоследствии оказалось - бойцов ударного взвода забыли предупредить, что бутылки с горючей жидкостью  надо  сперва
поджигать, и они швыряли их просто так.) Сбоку на крыле появилась
Нюра.
- Нюрка, не высувайся, - крикнул Иван, - пришибут!
- А на кой они бросают бутылки? - прокричала ему в ухо Нюра, паля одной рукой в воздух из пистолёта.
- Не боись, Нюрка, опосля сдадим! - нашёл в себе силы для шутки Чонкин."

Однако радикализм форм протеста растёт. Впрочем, можно ли было ожидать чего-то иного после 6 мая, после разгонов мирнейших "оккупай-Абай" и других народных гуляний? 6 мая в омоновцев из толпы летело только то, что оказалось под рукой - древки от флагов и булыжники, вывернутые из мостовой, совсем как в 1905 году. Чуть позже кто-то из протестующих додумался протыкать шины автозакам. Теперь к этому добавились и
"коктейли Молотова"...

P. S. Интересно, а одобрил бы такую борьбу с полицией сам старик Молотов, доживи он до наших дней? Отчего-то кажется, что да, вероятно, одобрил бы...

РВИТЕ, БРАТЦЫ, РВИТЕ


Александр АРТЁМОВ

Представители православной общественности заявили об имевшем место кощунстве в ходе акции "Кочевой музей современного искусства", в рамках которой художники 19 мая по случаю Международного дня музеев провезли на тележках свои работы по Бульварному кольцу Москвы. Глава Корпорации православного действия Кирилл Фролов заявил: "В ходе акции один из наших активистов, Владимир Андреев, увидел кощунственный экспонат - картину с изображением распятой на кресте участницы панк-группы Pussy Riot и порвал её". Он сообщил, что его организация намерена добиваться возбуждения уголовного дела "по факту оскорбления чувств верующих в картине "Распятие участницы группы Pussy Riot" и по факту ношения некоторыми участниками футболок с оскорбительными карикатурами на Церковь".

Требуйте-требуйте уголовных дел  по несуществующей статье УК об "оскорблении чувств верующих". (Хотя какая же она несуществующая, если по ней уже сидят?). Рвите-рвите, болезные, рвите картины. Ваши предшественники из святейшей инквизиции тоже рвали-рвали... и в конце концов нарвались. Чем больше вы рвёте и чем больше требуете – тем больше будут люди приходить к мнению, что вовсе не "непомерно жестоки" были красные в 1918 году, во время антиклерикальной революции в России, по отношению к церковникам. А как бы не непомерно мягки и великодушны...