четверг, 8 марта 2012 г.

Это наш автозак!

Татьяна Стецура

На Пушку мы не пошли. Там хоть и вышли шатания (вопреки воле организаторов), но гора не родила даже мышь в сто человек для Лубянки. Это было ясно заранее.

На Лубянке в общей сложности бурлило около тысячи, но разрозненно и не целеустремленно. Тем не менее у ментов был сильный нервоз – оно и понятно, сюда шли не хомячки-легисты, а народ порешительнее. Поэтому задержанных то и дело перетасовывали из одного автозака в другой. Мне довелось сменить три перевозки и поднять два бунта.

С первых же минут меня с плакатом «Протестуй или проиграешь!» оторвали от товарищей (у Надежды Низовкиной – «Полицаев под арест», у Веры Лаврешиной – «Да здравствует народное восстание!», парни кричали: «Смерть полицаям!»), потащили в отдельный автобус без решеток. Там удерживали двое ментов, сменяя друг друга. Устали, отъехали, перегрузили в другой, нормальный автозак с тремя задержанными.

Блокировка удалась не сразу – парни были миролюбиво настроены. Но при попытке засунуть к нам кого-то еще в результате согласованных действий нашей группы ментам пришлось передумать. И перегружать уже нас в другой автозак. Там все пошло откровенно наступающе, подключились свежие силы незнакомых мне арестантов, менты, как фарш, выдавливались на улицу из собственного предбанника. Мы действовали и кричали: «Смерть полицаям! Это наш автозак!» Возникла угроза прорыва. Испугавшиеся менты оторвали меня от бунтующих, выволокли назад и после этого засунули остальных в решетку. Всю дорогу силой держали в горизонтальном положении в предбаннике, пророчили 10 суток.

В Арбатском положили у двери в дежурную часть, где я пролежала до помещения в обезьянник. Слышала, что за отказ назваться они вызвали мне психушку. Прождала несколько часов, за это время меня называли Верой Лаврешиной, Женей Андреевой и потом уже аутентично. И внезапно выпустили.

Большинство нашей банды забрали в «Замоскворечье». Везли жестко, Пашу Шехтмана приковали наручниками. Насколько я знаю, там 5 человек ночевали в решетках - Надежда Низовкина, Вера Лаврешина, Павел Шехтман, Татьяна Кадиева, Алексей Никитин. Я так понимаю, что у них суд будет по 19.3 КоАП. Всего 8 человек отказалось представляться.

На связь с тех пор никто из них не выходит, от комментариев ОВД до утра отказывается. Из своих источников знаю, что у Нади Низовкиной с момента задержания сухая голодовка, у Татьяны Кадиевой разбит нос и очки, но от скорой отказалась, что с Верой - неизвестно. Есть информация, что Надя и Вера в одиночках. Думаю, там были серьезные бои без правил и потери есть с обеих сторон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий