среда, 22 февраля 2012 г.

Как пройти в автобус

Надежда Низовкина

Только выйдя из камеры Басманного ОВД, я и Геннадий Строганов приехали к 4-й психиатрической больнице, куда на наших глазах увезли Веру Лаврешину. Из того же ОВД. За отказ представляться (признак невменяемости) и за то, что она была участником нашей «акции внутри акции», связанная с нами одной цепью в прямом смысле – веревкой и дымовой завесой, под лозунгом «Смерть оккупантам!».

Не представляясь, дежурные врачи объясняют: доставленная к ним со скрученными руками Вера признана вменяемой и с радостью осталась переночевать в больнице (не укол ли прибавил ей радости?). Свидания свободной Вере даже через решетку двора – не положены. Мои доводы о том, что Лаврешиной нужна юридическая помощь, были пресечены ласковым «Перестаньте нас доставать!»

Итак, за что Вера была подвергнута достаточно редкому виду репрессии? Накануне мы организовали групповой прорыв акции у ЦИКа, обвязавшись вокруг поясов альпинистской веревкой и пустив много дыма. Живая цепь людей, катаясь по земле, под ментовскими ботиночками, жестко скандировала «Смерть оккупантам!», перебив более мягкую антипутинщину. Полотняную растяжку с тем же текстом немедленно разорвали, но с десятком глоток этого не сделаешь. Журналисты хлынули к нам с вопросом «Что происходит?» Их уже пробрал ливийский морозец по коже. Я оторвалась от смерти оккупантам, чтобы лежа ответить: «Никто из нас не будет представляться, при нас нет документов. Никто из нас не сотрудничает с полицаями».

Веревку наконец перекусили, но мы сцепились локтями намертво. Наконец меня швырнули в автозак, но там уже находилась Татьяна Стецура. И на меня сделали отмашку: ведите в другой автозак – вместе, выходит, нас нельзя! Вот и вышло, что она в "Китай-городе" (а раз так, будет держать сухую голодовку, как у нас оговорено), а я на воле и хожу скандалить с психиатрами...

Но всех не разъединишь – до Басманного нас довезли троих из сопротивленцев: меня, Геннадия Строганова и Веру Лаврешину. Несли на руках, вывернув шею, швырнули на пол и пощелкали перед лицом пальчиками: живы ли? А мы программу-максимум выполнили: сопротивление и отказ. Сначала я посидела в «холодной», потом в ней очутилась Лаврешина – оттуда ее и взяли санитары. Затем в ней снова очутилась я – уже за протест против карательной психиатрии. «Остановите врачей – пусть они заберут ее тоже!» - проорал начальник, но мне всего лишь заломили руку лицом к стене, затем в камеру – и быстренько отпустили. Видно, санитарчики отказались меня принимать?

Татьяна Стецура, Руслан Исламов, Алексей Никитин до сих пор находятся в ОВД "Китай-город", видимо, оставят под арест. Но все же не психушка!

Почему из всей группы отказников, связанных одной позицией, именно Лаврешиной досталась такая участь? Она жестко сопротивлялась неделю назад, проповедовала «не сдавать им паспорта», и за неделю ей придумали казнь. Уговорить и на этот раз не удалось. Вера уходила в «скорую» решительно, утверждая свое право не просить милости. Она, сколько я ее знаю, решительно отвергает милость как с вертухайской, так и с официозно-правозащитной стороны. Помощники депутатов и правозащитная элита уже просятся «решить ее проблему по-быстрому», но эта женщина в камуфляжной фуражке заранее отвергала подобный вариант, настаивая на своих силах.

Нас пытаются разбить поодиночке именно за новую философию, которую мы пропагандируем словом и делом, блокируя автозаки и молча в кабинетах, выбирая грязь камер, а не актовый зал переговоров.

Днем ранее на митинге «Комитета 20.2» было показано целое учебное представление на тему «стандартное задержание». Участники демонстративно скандировали бредовые фразы из протоколов, которые они якобы выкрикивали, например: «Позор России без Путина!», «Долой Путина Вэ точка Вэ!», «Административный кодекс города Москва не работает!» (уф). Но мне больше всех понравился лозунг «КАК ПРОЙТИ В АВТОБУС?» Вот именно: как? Как овца? Как законник? Или доказав полицаям, что ты борешься не только перед фотоаппаратами?

Веру Лаврешину забрали в психушку только теперь. А ведь она – давний защитник Химкинского леса. Настоящий партизан – интервью практически не дает, во время иностранных съемок самодостаточно топит печку да отбивает своих друзей от частых нападений чоповцев. Несет лесную вахту регулярно. В отличие... ну, да речь не об этом. Речь о том, что ТАК пройти в автозак и в санитарную душегубку способны немногие – но и немногим это придется вынести. Она заслужила по высшему счету.

Комментариев нет:

Отправить комментарий