вторник, 7 февраля 2012 г.

Молчание кремлевских ягнят и радикализация протеста

Александр Артёмов

Конечно, самое интересное на подобных митингах происходит в толпе - в народе, а вовсе не на трибунах. Главное, пожалуй, что бросилось в глаза в протестной толпе московского митинга 4 февраля - явная радикализация лозунгов.
Если на первом "Болотном" митинге львиная доля плакатов относилась к "волшебнику" Чурову ("Волшебник, где мой голос?", "Чурова в Азкабан!" и т. д.), а лозунгов типа "Путин, уходи!" было раз-два и обчёлся (хотя, впрочем, толпа скандировала подобные кричалки), то теперь - картина оказалась обратной. Фамилию или бородатый лик Чурова можно было углядеть на считанных плакатах, а почти всё внимание протестующих сфокусировалось на Путине.
Лозунги типа "УдавКаа, прощай!", или изображение Путина с надетой шапочкой из резинового изделия (предохраняющей от вольнолюбивых идей), или улетающая в небо извивающаяся цепочка шаров - тоже символ удава Каа, и т. д. и т. п. - всё напоминало о нём. Уходя с митинга, я даже слышал за спиной слова какого-то молодого человека, который громко возмущался:
- Они подменили тему протеста! Первые митинги были - за честные выборы, а теперь превратили их в митинги против Путина! В то время как первый лозунг гораздо глубже и значительнее!..
В последнем утверждении рискну усомниться - в 1989-1990 годах митинги демократов-ельцинистов тоже шли под лозунгами "честных выборов". Ну, хочется спросить, и где?..
Решающее значение в любой революции имеет то, КАКАЯ социальная сила приходит к власти, а не то, КАК она это делает. Что же касается "подмены темы протеста" - то такова уж логика всякой революции. Практически всегда начинается революция под одними лозунгами, а заканчивается совершенно под другими. Часто даже противоположными. И если лозунги меняются, смещаются в более радикальную сторону (а "Россия без Путина!", по моему скромному суждению, определённо радикальнее, чем "Чурова в Азкабан!") - значит, революция живёт и дышит, потихоньку движется вперёд. Как говорил Че Гевара, революция подобна велосипеду - если она не движется, то падает.
Да и само словечко "революция" мало-помалу реабилитируется. На первом "Болотном" митинге, как и на проспекте Сахарова, ораторы не уставали заверять собравшихся, что они все - против революции и, как один, озабочены только её предотвращением. Теперь эта мантра уже не звучала, левая колонна шествия так и прямо много раз скандировала "Ре-во-люция!". А на одном из вполне либеральных плакатов автор этих строк прочитал примерно такое рассуждение: "Запрет революции мирной и ненасильственной делает неизбежной революцию кровавую и насильственную!"
Ещё более важная перемена - образование в толпе отдельных колонн - в том числе красной, националистической и либеральной. Зачатки этого разделения наблюдались уже на прошлом митинге, 24 декабря, когда русские националисты стояли в основном справа проспекта, либералы - в центре, а левые - слева (если смотреть в сторону трибуны). Теперь это закреплено в форме разделения шествия на несколько колонн. Что ж, такое размежевание можно только приветствовать. "Прежде чем объединиться, надо размежеваться".
Демоппозиция 1989-1991 годов до такого размежевания не дозрела, тогда в общей толпе вперемежку плескались и красные, и чёрные анархистские, и разнообразные дореволюционные стяги. Чем это закончилось - хорошо известно... Вся "красная", социальная часть протеста (а она тогда тоже была, и немалая - вспомним тогдашнее народное отношение к "привилегиям номенклатуры") оказалась слита в никуда. Так что тот факт, что "народный парламент", или народное вече, уже в третий раз за последние два месяца собирающееся на площадях, внутренне размежевалось и самоопределилось - это немалое достижение.
Красная колонна, в которой шёл автор этих строк (как говорили, она оказалась самой многочисленной на митинге) скандировала наиболее радикальные кричалки, посылая "к чертям собачьим" не только Путина (о Чурове даже не вспоминали), но и Медведева, Госдуму в целом, олигархов и т. д. (Кстати, Медведев в качестве мишени митинговых лозунгов почти не фигурировал. Кажется, значительная часть протестующих была бы весьма довольна, если бы Дмитрий Анатольевич своей властью послал Путина в отставку. Но посмотрим, не изменится ли это отношение толпы к Медведеву в более радикальную сторону на следующих акциях).
Надо полагать, освистывание многих ораторов на прошлом митинге пошло им впрок. То есть хочется верить, что народ своей реакцией смог в какой-то степени скорректировать итоговый список ораторов. Некоторые из прошлых наиболее одиозных выступающих, типа Кудрина, Касьянова и Ксюши Собчак, на этот раз с трибуны, слава богу, выветрились. Возможно, и Немцов, который тоже наслушался в свой адрес свиста и улюлюканья на митинге 24 декабря, сообразил, что ему нынче лучше будет помолчать. Так что на митинге 4 февраля свист - вернее, неодобрительное "бу-у-у..." довелось услышать только один раз, из левой колонны, когда слово предоставили националисту Белову-Поткину.
Был, как минимум, ещё один малоприятный эпизод, когда ведущий митинга принялся раболепно благодарить полицию за то, что она охраняла шествие (перефразируя поэта, "моя полиция меня бережёт - сперва посадит, потом стережёт"), и благодарил столичные власти за то, что они согласовали мероприятия оппозиции. Как будто за соблюдение законных и неотъемлемых прав российских граждан следует ещё кого-то холуйски благодарить! Ведущий призвал толпу сказать "спасибо" - но толпа, к её чести, в основном промолчала.
Ещё лучше было бы, конечно, если бы народ ответил оратору свистом - это, наверное, слегка укоротило бы язык последующих холуёв, готовых вылизывать власть имущим всё, что ни попадя.
Но, переходя к трибуне, - здесь более интересным оказался не список выступающих, а скорее, список тех, кто НЕ выступил. На трибуну - вероятно, по указанию из Кремля, - не посмел сунуться никто из официально зарегистрированных кандидатов в президенты. Выступил один Явлинский, уже "зарезанный" ЦИКом. Разумеется, этому молчанию кремлёвских ягнят можно только порадоваться - ибо этот факт, пусть и невольно, но сдвигает уличную оппозицию в более радикальную сторону.
На моих глазах две женщины среднего возраста из либеральной колонны с досадой пеняли какому-то стороннику Прохорова, обмотанному длинным шарфом с именем его кумира:
- Ну и где же ваш Прохоров? Мы собирались за него голосовать, а он не пришёл!..
- Раз не пришёл, значит, так надо! - важно отвечал им поклонник миллиардера.
Не стал выступать, "взял паузу" и Алексей Навальный. Он заявил "Новой газете": "Митинг надо провести максимально быстро... Не забалтывать акцию. Лично я готов избавить участников акции протеста от своего выступления".
Хотя на митинге можно было увидеть и растяжки, и плакаты с портретом блогера и призывами: "Навального в президенты!". Даже такой плакат: "2012 - президент Зюганов. 2014 - президент Навальный!".
Отказ от выступления - думается, весьма расчётливый поступок с его стороны. Навального уже сравнивали с Керенским - и нечто общее между ними действительно имеется. Керенский не был ни крупным организатором эсеровской партии (как, например, Савинков), ни её видным идеологом (как Чернов). Но он оказался очень удобным мостиком, "средним арифметическим" между старой царской элитой и, как тогда говорили, "демократией", то есть революционерами. Керенский был хорошо знаком и тем, и другим, и, пользуясь своим положением "мостика" между ними, стал из неизвестности возвышаться и вырастать в гигантскую, прямо титаническую фигуру. (Потом, правда, этот выросший из ниоткуда колосс на глиняных ногах рухнул в одно мгновение ока).
Из мемуаров монархиста Василия Шульгина о Феврале 1917-го: "Его [Керенского] фигура вдруг выросла в "значительность"... Он говорил решительно, властно, как бы не растерявшись... Слова и жесты были резки, отчеканены, глаза горели... - Я сейчас еду по полкам... Казалось, что это говорил "власть имеющий"... - Он у них - диктатор... - прошептал кто-то около меня... Он рос... [...] Он вырастал с каждой минутой..."
Нечто похожее мы видим и сейчас - Навальный оказался удобным "мостиком", средним арифметическим между русскими националистами, отечественными либералами и западной элитой. Западный истеблишмент в своих журналах уже титулует его одним из "глобальных мыслителей", опережающих в этом списке, в частности, саму г-жу Меркель. А либеральная интеллигенция с замиранием сердца наблюдает, как Навальный возглавляет "Русский марш" 4 ноября минувшего года, толпу, которая мощно скандирует: "*бать Кавказ, Аллах п***раст!".
На первый взгляд, это должно бы вызвать у господ либералов неприятие и отторжение фигуры Навального, но вызывает только томный вздох: "Он у них - диктатор..."
Тут, правда, возникает одна неувязка. Пока такой лидер молчит, каждый мысленно может вкладывать ему в уста собственные мысли. Националисту он видится единомышленником, хитроумно пробравшимся в чуждый стан либералов, либералу - своим лазутчиком в лагере националистов. Но стоит ему заговорить - и вся волшебная иллюзия рушится, причём на оратора мгновенно ополчаются и те, и эти. Потому что либо он говорит не то, что они хотят от него услышать, либо вообще не говорит ничего осмысленного. Так было после речи Навального на митинге 24 декабря ("Да или нет?"), которая многих либералов откровенно напугала. Хотя по существу оратор почти ничего и не сказал - но напугала сама интонация... Так что нынешняя пауза Навального, взятая им на митинге 4 февраля, ничуть не удивительна и действительно тонко просчитана - в его положении поистине "слово - серебро, а молчание - золото"...

Комментариев нет:

Отправить комментарий