вторник, 28 февраля 2012 г.

Станет ли 5 марта русским 14 июля?

Александр Артёмов

В начале июля 1789 года Париж бурлил. Народ взбудоражила отставка министра финансов Жака Неккера, богатейшего банкира и финансиста. В этом событии усматривали отказ королевского двора от любых реформ. (Кстати, у нас недавно случился приблизительный аналог этого события - отставка министра Кудрина :) На улицы Парижа высыпала толпа, она носила бюст Кудрина... то есть, пардон, Неккера, убранный крепом. Энергия протестующего народа искала себе выход.

Говорят, что ситуацию подогрел небезызвестный маркиз де Сад, узник тюрьмы Бастилии, который 2 июля выкрикивал из своей подвальной камеры, что заключённых бьют. За эту выходку маркиза наказали, но его слова сделали своё дело. Вдобавок среди народа прокатился слух: "Пушки Бастилии направлены на город!".

В один из этих дней молодой журналист Камилл Демулен на улице вскочил перед толпой на возвышение и закричал: "К оружию!" Сотни голосов подхватили его клич. В порыве вдохновения Демулен воскликнул: "Нам нужен опознавательный знак!" - сорвал с ветки и прикрепил к своей шляпе зелёный лист. Тотчас сотни шляп парижан украсились зелёными листьями и кусочками ткани. Так, согласно легенде, впервые появилось то, что впоследствии назвали кокардой. (И, право же, это было гораздо лучше и красивее, чем нынешние белые ленточки - то ли капитулянтские, то ли белогвардейские).

А затем толпа окружила крепость-тюрьму и произошло то, что до сего дня празднуется Францией как главный национальный праздник - взятие Бастилии. Коменданта Бастилии Делонэ, посмевшего сопротивляться народу, на месте казнили, а голову его в назидание другим насадили на пику. Семь узников Бастилии вышли на волю - правда, ни одного политического среди них не оказалось. Но эка беда - зато ненавистную тюрьму вскоре снесли до основания и написали на её месте: "Здесь танцуют".

В ночь на 15 июля придворные разбудили короля Людовика XVI и сообщили ему о состоявшемся штурме тюрьмы.

- Но ведь это бунт? - удивлённо спросил монарх.

- Нет, ваше величество, это переворот (революция), - был ответ.

Бунты принято подавлять, а перевороты... с ними приходится считаться. И уже через год после этих событий король вместе со всеми своими подданными, верными и не очень, праздновал - день 14 июля! Да, это действительно великий национальный праздник французского народа. Если Франция существует до сих пор, если французский язык в XIX веке считался общеевропейским, и до сих пор на нём разговаривает значительная часть человечества, - то за это французам следует благодарить именно тот счастливый июльский день. Что они, впрочем, и делают ежегодно.

А что было бы, не выйди в тот день на историческую сцену новое действующее лицо - его величество народ? Если бы не Демулен с его кличем "К оружию!", не безвестный бунтовщик, пустивший гениальный слух: "Пушки Бастилии направлены на город!"? Да ничего особенного. Волнения бы затихли сами собой или были подавлены, Людовик XVI мирно скончался бы от старости в собственной постели, не было бы ни Конвента, ни Горы, ни якобинцев, ни термидора, ни брюмера... ничего. Франция уютно подгнивала бы под сенью королевских бурбонских лилий, мало-помалу теряя следы былого величия, потихоньку опускаясь до уровня второразрядной европейской державы, вроде Испании (и доселе, кстати, управляемой Бурбонами).

Надо ли объяснять, что речь идёт сейчас вовсе не про Францию и не про Испанию? Сегодняшний узел противоречий завязывается у нас на 5 марта. До этого он был завязан на 10 декабря минувшего года, и этот день имел все шансы стать в нашем календаре "русским 14 июля". Увы, не стал. Оранжевые лидеры, Немцовы и Ко, приложили прямо-таки титанические, сверхъестественные усилия, чтобы выпустить накопившийся в котле пар в свисток. И, признаем, им это во многом удалось.

Эдуард Лимонов, 10 декабря почти в полном одиночестве стоявший "в перекоре шествий, поклонениям и толпам поперек", на своём блоге возмущается: "То, что они [буржуазные вожди] вынуждены были под давлением протестных масс подать уведомление на митинг на Лубянской площади, было для меня событием закономерным, ведь своими капустниками на Болотной они не заставили власть ни отменить итоги выборов в Госдуму, ни освободить политзаключённых, так что массы, которые вожди оседлали, волнуются... Там, где следовало стать 10 декабря, теперь лишь собираются стать 5 марта. Верьте моему мнению и моему опыту, наконец! Как вам теперь моё политическое одиночество 10 декабря у памятника Марксу, не кажется уже бессмысленным? С горсткой людей оставшись, фактически одни против всех, конечно, мы выглядели там трагической горсткой спартанцев, а вы бравурно шли, отступая с места сражения, весёлые. Теперь-то вы поняли, до вас дошло, что именно там нужно было стоять. Теперь возвращаетесь..."

Конечно, у 5 марта гораздо меньше шансов, чем у 10 декабря. Тогда власти были захвачены врасплох, ошеломлены, растеряны неожиданным размахом и массовостью народного протеста. Они отступали в беспорядке. Теперь они, наоборот, собрались с силами, перегруппировались и худо-бедно двинулись в контратаку - проводят свои собственные "путинги", брызжут в неприятеля ядовитой слюной... в общем, вооружились до зубов.

Между тем оранжевые вожди упёрлись в тупик, ими самими сооружённый, и в нём уныло пробуксовывают. Три раза собрать народ на стотысячные митинги, чтобы снова и снова принять одну и ту же резолюцию - это шедевр маразма. Не продвинуться ни на миллиметр в радикализме требований, не потребовать даже немедленной отставки Путина (чего в один голос требовал весь митинг!)... а долдонить, подобно попугаям, одно и то же.

26 февраля "оранжи" не посмели кормить народ всё той же по четвёртому разу прожёванной, переваренной и отрыгнутой ими кашей - и решили обойтись вовсе без слов. Устроить бессловесный "белый хоровод" на Садовом. Да, иногда лучше жевать, чем говорить. Особенно если сказать народу совсем нечего...

Если 5 марта, бестолково побродив по городу, потоптавшись там и сям, ведомая своими оранжевыми горе-вожаками, протестная толпа уныло разойдётся в никуда, а её энергия просто растворится в окружающем пространстве, - то люди нескоро оправятся от такого жестокого разочарования. А власти между тем потихоньку стали наглеть. Когда несколько дней назад в психбольницу имени Ганнушкина с оппозиционного пикета доставили активистку Веру Лаврёшину - это можно было ещё посчитать за неумную самодеятельность полицейских "низов". Тем более, что на следующий день врачи её оттуда выпустили, признав здоровой. Да ещё возмущались при этом действиями полиции: "Если вы таких будете возить с каждого митинга, то времени на настоящих больных не останется!".

Но в те самые часы и минуты, когда наши мандариновые вожди крутили свой бессмысленный хоровод на Садовом кольце, этот фокус был повторен с соратницей Лаврёшиной по протестам - Надеждой Низовкиной - вдобавок за абсолютно законный одиночный пикет, не требующий никакого уведомления. Её отправили с пикета в ту же психбольницу имени Ганнушкина, и на этот раз не выпустили назавтра, а оставили там на неопределённый срок. Невзирая на то, что по своему недавнему уголовному делу (по ст. 282 УК РФ - о "разжигании розни" к милиции/полиции, ФСБ и прочим "силовикам") Низовкина, как обвиняемая, проходила экспертизу, и тогда никто в её психическом здоровье не сомневался. Что же это, если не наглый плевок властей прямо в лицо народу - применение политической психиатрии к протестующим?

"Что, - ухмыляются власти, - крутите свои "белые хороводы"? Отлично, крутите-вертите. А мы вот вас в психушки станем сажать - как вам такое наше ноу-хау понравится?.."

Кстати, пикеты, за которые забирали Низовкину и Лаврёшину, проводились в защиту другой активистки - Татьяны Стецуры, которая сейчас держит сухую голодовку на 10-суточном аресте за пикет у Центризбиркома... И не она одна за него арестована...

Но вернемся к нашей первоначальной теме - дню взятия Бастилии. Ведь в празднике 14 июля 1789 года изначально заложена ещё одна мысль, глубоко гуманная и человечная, - ОСВОБОЖДЕНИЕ УЗНИКОВ. И, по счастливому совпадению, это как раз один из главных пунктов, даже первый пункт, той самой резолюции, которую с таким упорством и единообразием принимали все московские митинги!

Власти не спешат выполнять резолюцию, ни один из её пунктов, откровенно глумясь над требованиями протестующих. Никто из политзэков не освобождён за прошедшие два месяца, ни из краткого списка, ни даже из самого наикратчайшего. Что ж! Если гора не идёт к Магомету... Не пора ли народу взять выполнение этого пункта резолюции в собственные руки? Разве народ не вправе САМ, своей властью освободить явно незаконно лишённых свободы? Примерно так, как французский народ сделал это 14 июля? Ведь даже в действующей конституции сказано (статья 3), что народ осуществляет свою власть в том числе и непосредственно.

Конечно, власти предусмотрительно отсылают самых известных политузников подальше от протестующих народных толп - Мохнаткина, например, упрятали отбывать наказание в Торжок, где вряд ли соберётся стотысячный митинг. Других - ещё подальше. Но лишенные свободы по политическим мотивам имеются и в столицах. Это не только Низовкина, которую в виде пробного шара (проглотит ли такое оппозиция?) запрятали в психушку, не только политарестанты спецприёмника для административно осуждённых. Это любые задержанные за пикеты, демонстрации, которых держат в самых обычных отделениях полиции.

Или 5 марта никаких политузников вдруг не окажется в пределах обеих столиц, ни в Москве, ни в Питере? Ни до митингов, ни во время, ни после? Что ж, тогда 5 марта можно будет объявить "днём свободы политузников" - так сказать, по факту. Но поверить в такое чудо трудновато.

А если политузники - в больнице ли Ганнушкина на Потешной улице, или в спецприёмнике на Симферопольском бульваре, или где-то ещё - останутся до 5 марта, то почему бы народу не явиться к любой из таких бастилий местного значения и не потребовать в тысячу, или пять тысяч, или ещё лучше в сто тысяч глоток их немедленного освобождения?

Посмотрим, откажут ли отечественные Делонэ в мундирах и белых халатах народу в этой его маленькой, скромной, такой непритязательной просьбе. Если освобождение семи узников - и вовсе не политзэков, заметим, - до сих пор, уже более двух столетий, ежегодно празднуется французами со всей наивозможной пышностью, с салютами, фейерверками и авиапарадами, то, глядишь, и у нас, граждан России, появятся основания что-то подобное праздновать в течение последующих 200 лет. В общем, дело за малым.

Кстати, нет ли среди вас случайно, граждане, Камилла Демулена?

Комментариев нет:

Отправить комментарий