воскресенье, 22 января 2012 г.

МАГНИТОГОРСК. УНТЕР-ОФИЦЕРСКАЯ ВДОВА И ТРАДИЦИИ ИСЛАМА


Александр ЗИМБОВСКИЙ

17 января 2012 г. в Орджоникидзевском суде г. Магнитогорска прошло одно из последних заседаний по делу об избиении водителя Фатиха Гумерова.
Напоминаем, что Фатих Гумеров  осмелился написать в трудинспекцию и прокуратуру жалобы на то, что  водителей, работающих на ООО АТУ(дочернее предприятие Магнитогорского металлургического комбината), заставляют, помимо исполнения   профессиональных обязанностей, бесплатно осуществлять экспедирование грузов, очистку кузова, укрытие пологом сыпучих материалов (изначально водителям платили за это 20% прибавку к зарплате, а затем, с 2008 г., после того как ЗАО АТЦ было переименовано в ОАО АТУ, оную прибавку платить перестали).
В результате жалоб, начальство, во-первых, вернуло надбавку (правда, в урезанном виде - не 20, а 10%), во-вторых, спровоцировало  нападение на Фатиха Гумерова. Кузнецов, избивший Гумерова, сам бесхитростно написал в одной из первых объяснительных, что он "сказал Гумерову, что из-за того, что они с водителем Ивановым Н. Н. пишут в разные инстанции письма, вся колонна страдает в урезанной премии". (Следует отметить, что в июле и в августе, сотрудники автоколонны получили премию на 5% меньше, чем обычно. Всем водителям о том, что причиной депремирования стали действия Иванова и Гумерова, не объявляли, но, возможно, некоторым объяснили кулуарно).
В ходе суда и Кузнецов, и Штокалюк (начальник Кузнецова и Гумерова), и несколько спешно мобилизованных Штокалюком свидетелей утверждали, что это Гумеров начал конфликт с Кузнецовым, оскорблял его словесно и пытался побить, но не смог, поскольку Кузнецов выше ростом и моложе.
По словам свидетелей, Кузнецов ударов Гумерову не наносил. Правда в определении места, времени и последовательности событий данные, с позволенья сказать, свидетели умудрились противоречить не только друг другу, но и сами себе.
Так в зале суда фельдшер Гизиатулина говорила о том, что она бегло осмотрела Гумерова, "состояние Гумерова было обычное, нормальное без травм" (л.д. 159). В то же время Гизиатулина сообщила, что  "на возражение Гумерова, что он сам сможет дойти до здравпункта, сочла необходимым пригласить для сопровождения Гумерова в здравпункт санитарку (л.д. 159). Которая через несколько минут прибежала в диспетчерскую".
Естественно, сразу встают вопросы, что вынудило фельдшера Гизиатулину попросить санитарку сопроводить Гумерова (если состояние Гумерова было нормальным), на расстояние со слов Динисова (л.д. 198) в 50 м? Какое состояние должно быть у Гумерова, чтобы санитарка прибежала, а не пришла обычным шагом?
Впрочем, показания Гизиатулиной меркнут на фоне показаний г. Штокалюка, заявившего, что все телесные повреждения (те самые телесные повреждения, из-за которых Гумерову пришлось  лечиться три недели амбулаторно, и еще три недели стационарно) Гумеров нанес себе сам, в процессе традиционного для мусульман религиозного самоистязания.
Следующее заседание, на котором должно прозвучать последнее слово Кузнецова, назначено на 27 января.

Комментариев нет:

Отправить комментарий