воскресенье, 9 октября 2011 г.

Перестройка отменяется, или К годовщине Октябрьского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС


Александр Артёмов

Любая перестройка, как известно, имеет свои этапы. На одном из первых этапов торжественно провозглашается, что свобода лучше несвободы, здоровье лучше нездоровья, и вообще лучше быть богатым, свободным и здоровым, нежели бедным, заключённым и больным. В перестройку-1 эту глубокую истину из уст высокого начальства мы услыхали где-то между 1985-м и 1987-м годами. В перестройку-2 высочайшие уста поведали нам сие откровение, дай бог память, ещё в 2008 году. Ну, кто же из разумных людей станет с этим спорить?

Потом следуют: ускорение (модернизация), новое мЫшленье (перезагрузка), десталинизация. И это мы проходили уже дважды...

В первый раз всё шло, как по маслу, под бурные овации публики, во второй раз - под свист и шиканье возмущённого зала. (Не забывшего, видимо, что в конце предыдущего представления зрителям внезапно объявили, что все денежные купюры у них в карманах, а равно и все их накопления в сберкассах, отныне волшебным образом превращаются в простые разноцветные фантики. Крибле-крабле-бумс!).

На одном из дальнейших этапов перестройки следует упоительная сцена награждения её Архитектора за все его славные подвиги и свершения Нобелевской премией мира. Чуть позже его же непочтительными пинками под зад выпроваживают из Кремля, а перестраиваемое им государство распадается на части. Как гласил анекдот той эпохи, завершающий этап перестройки - перестрелка... Занавес...

И вот есть среди прочих такой этапчик - ещё до Нобелевки и до перестрелки, но уже после десталинизации - появление на политической сцене "Ельцина". В своё время Лев Троцкий писал, что поскольку правящая партия имела монополию легальности, то социальные противоречия в обществе могли открыто выражаться только через разногласия в её руководстве. Так оно тогда и вышло - самый ожесточённый открытый политический бой 20-х годов состоялся между членами Политбюро, между сталинцами и троцкистами.

В 1987 году ситуация в чём-то повторилась. Когда собрался Октябрьский пленум ЦК, монополия легальности партруководства (социальная опора которого, впрочем, очень сильно "переехала") ещё сохранялась. Поэтому открытое проявление разногласий в Политбюро прозвучало как гром среди ясного неба.

Что-то в таком роде мы видим и сейчас. Прохоров, Кудрин... - ведь это всё представители правящей верхушки, современного "Политбюро". Если и не члены оного, то по крайней мере "кандидаты в члены", как Ельцин в 1987 году.

Вначале на авансцену вышел Прохор Куршевельский, который неприятно напомнил нынешним властям Бориса Николаевича - не только и не столько своим двухметровым ростом, сколько скандальной строптивостью и какими-то совсем уж неожиданными для "владельца заводов, газет, пароходов" жестами "налево". Ведь, если кто забыл или не застал то славное время, Ельцин шёл к власти, изображая из себя именно "левого", непрерывно произнося "левые" речи (тогда это называлось "популизмом").

 Вот, чтобы освежить в памяти, пара отрывков из этих ельцинских речей. Из выступления на XIX партконференции КПСС (1988 г.): "Мое мнение. Должно быть так: если чего-то не хватает у нас, в социалистическом обществе, то нехватку должен ощущать в равной степени каждый без исключения. (Аплодисменты). Надо, наконец, ликвидировать продовольственные "пайки" для, так сказать, голодающей "номенклатуры", исключить элитарность в обществе, исключить и по существу, и по форме слово "спец" из нашего лексикона, так как у нас нет спецкоммунистов".

А это годом позже, на первом съезде народных депутатов СССР: "За 70 с лишним лет мы не сумели продвинуть вопрос хоть какой-то социальной справедливости. Есть все основания говорить о существовании элитарного слоя в нашем обществе, строящем социализм. (Аплодисменты). Почему в стране десятки миллионов людей живут ниже всякого уровня бедности, а другие купаются в роскоши? Принципом социальной справедливости надо сделать защиту интересов наименее обеспеченных и социально незащищенных слоев общества. Начать, может быть, с того, что, учитывая дефицит, отменить все незаконные привилегии для номенклатуры, да и вообще убрать из нашего лексикона это слово "номенклатура". (Аплодисменты)."

Кстати, присмотревшись, можно заметить, что вторая цитата Ельцина фактически скроена из первой, только ещё заострена, и в ней сделаны кое-какие характерные передвижки акцентов: "социалистическое общество" превратилось в "общество, строящее социализм", а все 70 послереволюционных лет размашисто перечёркнуты жирным крестом...

Конечно, Ельцина-2 из Прохора Куршевельского могло и не выйти. Уж слишком он замазан в глазах народонаселения своими отнюдь не левыми предложениями об увеличении рабочего дня, урезании трудовых прав, да и вообще повадками типичного нувориша. Вряд ли о нём в народе стали бы складывать восторженные вирши, как о раннем Ельцине:

Мораль Олимпа попирая,

К трибуне вышел Прометей.
Ведь все века, не умирая,
Живёт он в ком-то из людей...
Он появился перед съездом,
И солнце вспыхнуло во мгле.
Ещё недавно парт-Гефестом
Он был прикован к парт-скале.
Парт-громовержец, бог суровый,
Велел, предание рекло -
Недаром молнией багровой
Его отмечено чело.
Что ж, крыть прикованному нечем,
И парторёл, его поправ,
Клевал ему живую печень,
Внушая: "Ты, Борис, не прав!"

И т. д.

Но ведь Прохор Куршевельский - вовсе не единственный кандидат на роль "Ельцина-2". Сюда выстроилась уже немаленькая очередь соискателей, в которой толпятся и бывший премьер, и бывший богатейший человек страны, и бог знает кто ещё. Гораздо более проходной кандидат в "Ельцины-2", чем Прохоров, - уже который год сидящий за решёткой бывший олигарх номер 1. Да, сейчас он всеми правдами и неправдами выведен за рамки "монополии легальности" правящей элиты, но ведь так не может продолжаться вечно. Перестройка-2 неизбежно предполагает на определённом этапе освобождение политзэков, как и перестройка-1...

Почуяв родную стихию, от политической спячки пробудился Архитектор Перестройки-1, недавно торжественно отпраздновавший в Лондоне свой юбилей. И заявил, в частности: "Смена власти при сохранении прежней системы и старых правил игры приведёт лишь к тому, что на место одних придут другие, а караван продолжит свой путь к обрыву..."

И впрямь: кто, как не Михаил Сергеевич, является лучшим в мире специалистом по обрывам и ведущим к ним путям-дорогам? Лучше этого он разбирается только в пиццах. Опытнейший проводник и гид для любого "каравана" - правда, только в одну сторону... Ведь это в эпоху его правления народ сложил шутку: "Перед началом перестройки страна стояла на краю пропасти. Но потом она сделала большой шаг вперёд и стала двигаться с ускорением..."

Однако вернёмся в день сегодняшний. Судя по всему, кремлёвское руководство вплотную подошло к той черте, когда уже не оно управляло бы дальнейшей "перестройкой-2", а сам процесс потащил бы его за собой. И куда приволок бы? Хорошо, если в зал нобелевских награждений (а потом, как водится, - пинком под зад и в отставку, пиццу рекламировать). А что, если в тюремную камеру с живописным видом на Гаагу? И ведь это - ещё далеко не самый худший вариант из числа возможных...

И вот, увидев перед собой зияющую пропасть "углубления перестройки-2", кремлёвское руководство делать "большой шаг вперёд" и начинать "двигаться с ускорением" не пожелало. Ну, или, скажем так, решило не слишком с этим торопиться. Повременить, сколько возможно. Хорошо это или плохо? Что является меньшим злом - перестройка-2 или отказ от неё? "Оттепель" или "заморозки"? Ведь и то, и другое делается в интересах правящей элиты, а отнюдь не народа.

Уже процитированный выше Лев Троцкий писал: "Если один из врагов отравляет меня ежедневно мелкими порциями яда, а другой хочет пристрелить из-за угла, то я первым делом выбью у этого второго врага револьвер из рук, ибо это даст мне возможность справиться с первым врагом. Но это не значит, что яд есть "меньшее зло" по сравнению с револьвером".

Сейчас можно сделать вывод: в российское общество не станут пока стрелять из револьвера или танковой пушки, как стреляли по Белому дому в октябре 93-го. О, нет! Его будут медленно и неуклонно травить незаметно действующим смертельным ядом. Умрём - и сами того не заметим. Что ж, порадуемся напоследок?..



ЕЩЕ ПОМУЧАЕМСЯ!

Дмитрий СТАРИКОВ

Произошло главное и отрадное политическое событие текущего года. Вопреки камланиям и карканиям политических садомазохистов, вопреки прямым указаниям из Вашингтона, в президенты выдвинут Путин Владимир Владимирович.
Времена не лёгкие. Но, - при медведевском правлении и продолжении "демократических реформ" мы падали бы в пропасть дальнейшего разрушения державы, сейчас - будем продолжать соскальзывание с возможностью остановиться, свернуть, укрепясь, - обратить процесс вспять.
Так что конец России отменяется. Ещё помучаемся!

Комментариев нет:

Отправить комментарий