понедельник, 1 августа 2011 г.

Прогнило что-то в Норвежском королевстве...

Александр Артёмов

История Норвежской рабочей партии, почти сотню молодых активистов которой расстрелял в июле с. г. новоявленный берсерк Андерс Брейвик, весьма поучительна и не лишена интереса.
Норвежская рабочая партия (НРП) - та самая партия, которая в ноябре 1917 года, после победы РСДРП(б) в Петрограде, выдвинула вождя большевиков В. И. Ульянова на присуждение ему Нобелевской премии мира.
"До настоящего времени, - говорилось в её обращении в Нобелевский комитет, - для торжества идеи мира больше всего сделал товарищ Ленин, который не только всеми силами пропагандирует мир, но и принимает конкретные меры к его достижению".
Как видим, в тот момент норвежские эсдеки считали и себя, и русских эсдеков-большевиков во главе с "товарищем Лениным", частью единого красного революционного движения.
"Но почему же тогда, - может спросить удивлённый читатель, - так разительно отличаются последующая история Норвегии и история России?" Скажем, российский монарх весьма неблагополучно закончил свои дни в Ипатьевском доме, с чадами и домочадцами, а скандинавские монархи - датский, шведский, норвежский - и их чада преспокойно царствуют на своих тронах и доселе?
Текущий либеральный миф гласит, что это потому, что социал-демократы у нас и у них были совершенно разные - у нас злые, свирепые, кровожадные, чистые упыри, на лицо ужасные, злобные внутри, а у них - этакие симпатичные плюшевые милашки-добрячки, белые и пушистые, как дрессированные мышки. Но тогда непонятно, почему норвежские милашки-добрячки в 1917 году считали главу распроклятого большевицкого Совнаркома упыря Ульянова своим "товарищем" и выдвигали его на Нобелевку... А после создания Коминтерна и вступили в него...
В действительности, разгадка лежит на поверхности. Просто-напросто поведение правящих элит в России и Скандинавии было диаметрально противоположным. Российская элита, как известно, до последней возможности противилась приходу социалистов к власти. Когда они у власти-таки оказались (впервые в мире!) - объявила им войну не на жизнь, а на смерть. А скандинавская элита, внимательно посмотрев на то, что в 1917-1922 годах случилось с элитой российской в итоге избранной ею линии поведения, сообразила: уступить дешевле. И Швеция с Норвегией стали показательной витриной т. н. "скандинавского социализма".
В Швеции социал-демократы непрерывно правили с 1932 по 1976 год, в Норвегии - формировали правительство с 1935 по 1965 год (считая период изгнания 1940-1945 гг.), да и потом в обеих странах надолго от власти не уходили.
Конечно, за свою долю власти социалистам обеих стран пришлось заплатить недешевую цену. Как говорилось выше, в 1917 году НРП считала вождей русской революции Ульянова и Троцкого своими "товарищами". Лев Троцкий писал в 30-е годы: "Норвежская рабочая партия принадлежала раньше к Коминтерну, потом порвала с ним... но не вошла и во Второй Интернационал, как слишком для неё будто бы оппортунистический... При первом соприкосновении с верхами партии на меня пахнуло духом затхлого консерватизма, который так беспощадно обнажён в драмах Ибсена. Центральный орган партии "Арбайтербладет" ссылается, правда, не на Библию и не на Лютера, а на Маркса и Ленина, но остаётся насквозь пропитан той филистёрской ограниченностью, к которой Маркс и Ленин питали непреодолимое отвращение... "Социалистическое" правительство главную свою амбицию полагало в том, чтоб как можно меньше отличаться от своих реакционных предшественников. Вся старая бюрократия оставалась на своих местах."
А уже в 1936 году "социалистическое" правительство Норвегии скрутило по рукам и ногам эмигранта Троцкого, позволило норвежским нацистам во главе с Видкуном Квислингом (их тогда была ничтожная горстка) устроить налёт на его дом, потом подвергло Троцкого домашнему аресту и т. д. Министр юстиции Трюгве Ли лично явился к Троцкому, чтобы объявить ему об аресте. И сказал, что правительство НРП сделало глупость, предоставив Троцкому политическое убежище.
Троцкий ответил бывшему члену Коминтерна: "И эту глупость вы собираетесь исправить посредством преступления? Вы действуете в отношении меня так, как Носке и Шейдеманы действовали в отношении Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Вы прокладываете дорогу фашизму. Если рабочие Испании и Франции не спасут вас, вы и ваши коллеги будете через несколько лет эмигрантами, подобно вашим предшественникам, германским социал-демократам".
Тогда подобный прогноз выглядел полной фантастикой, и господин министр, вероятно, только снисходительно усмехнулся в ответ...
Но прошло каких-то ничтожных четыре года, и у власти в Норвегии уже оказался нацист Квислинг - тот самый... А норвежский король в 1940 году, ожидая вместе с Трюгве Ли транспорта для бегства в Англию, напомнил своему министру о предсказании, - как выразился король, "проклятии Троцкого". Но это было, конечно, не проклятие, а просто смелый и дальновидный взгляд в будущее. Который у его оппонентов заменяла политическая куриная слепота...
Однако спустя несколько лет - не в последнюю очередь благодаря военной помощи Красной армии, освободившей северную Норвегию от нацистов в Киркенесской операции, - норвежские горе-социалисты вернулись домой и продолжили строительство "норвежского социализма"...
Разумеется, они гордились своими достижениями: Норвегия стала первой страной в мире по уровню жизни! С точки зрения обывателя, достижение и впрямь великое. Но с точки зрения революционера - бывшие норвежские соратники Ульянова ("товарища Ленина") и Троцкого попросту разменяли исходную красную идею всеобщего, всемирного, безграничного равенства и братства на маленький норвежский "оазис" потребительского рая.
И тут вдруг выяснилось, что в раю-то этом норвежский народ вовсе не процветает, как можно было ожидать, а наоборот, потихоньку вымирает, сходит на нет, теряя интерес к жизни. И рай, по сути, является всего лишь предельно приятной и комфортабельной формой эвтаназии, безболезненного перехода в историческое небытие.
Но почему? Может быть, потому, что любому народу для продолжения его существования вовсе не потребительское изобилие нужно - ну, или, по крайней мере, НЕ ТОЛЬКО изобилие. Нужно ещё (как и отдельному человеку, кстати) чувство осмысленности своего существования. Для народа - понимание своей исторической миссии. А как раз это ощущение миссии НРП разменяла, фигурально выражаясь, на миску чечевичной похлёбки. Что ж, похлёбка выглядела - на зависть другим народам - дивно вкусной и наваристой, но в конечном счёте оказалась отравлена медленно действующим ядом...
Конечно, молодые активисты НРП, погибшие от руки своего соотечественника-берсерка, ни в чём не виноваты, кроме того, что вступили в партию, прогнившую до мозга костей от идейного сифилиса ещё задолго до их рождения. Но это скорее не вина их, а беда. Увы, как говаривал Ульянов, "история - мамаша суровая, и в деле возмездия ничем не стесняется".
Андерс Брейвик, как известно, накатал целый трактат о необходимости "освобождения Европы от ислама". Но ведь ислам - это не цвет кожи или волос, не разрез глаз. Ислам - это идея. Идее противопоставляется идея же. И если бы у нынешних лидеров Норвегии была настоящая пассионарная ИДЕЯ - ну, примерно, как она была у их предшественников в те годы, когда они состояли в Коминтерне и выдвигали "товарища Ульянова" на Нобелевку, не норвежцы пугались бы растущей силы ислама. Совсем наоборот, приехавшие в Норвегию мусульмане боялись бы заразительного влияния "красных идей" на свою молодёжь. Ну, а сейчас часть "коренной" европейской элиты принимает ислам, видя в нём свежий источник пассионарности... Несмотря на все средневековые "прелести" исламского клерикализма, включая шариатское побивание камнями неверных супругов, телесные наказания, отсечение рук и ног, хиджабы и никабы для женщин, смертный приговор писателю Рушди, погромы за публикацию карикатур на пророка Мухаммеда, и проч. и проч.
Наверное, вождям НРП поступок их согражданина Андерса Брейвика кажется не просто пределом жестокости, но и верхом неблагодарности. Как же так? Они обеспечили ему, урождённому подданному норвежского монарха, высочайший в мире уровень жизни! И чем же он отблагодарил правящую партию за такую неподдельную заботу?..
А чем, кстати, отблагодарил её весь норвежский народ? Тем, что стал вымирать?.. Ах, неблагодарные!.. Но, с другой стороны, у всякого непредвзятого наблюдателя напрашивается резонный встречный вопрос: а какой иной благодарности вы ожидали?..

АНЕКДОТ В ТЕМУ. На следующий день после появления в сети фоторепортажа из тюрьмы, в которой будет сидеть Андерс Брейвик, Минюст Норвегии оказался завален обращениями граждан разных стран, но с единственным вопросом: сколько человек надо угрохать, чтобы попасть в этот санаторий?

Комментариев нет:

Отправить комментарий