четверг, 2 июня 2011 г.

140 лет Парижской Коммуне: 72 дня и 74 года


Александр Артёмов

С 18 марта по 28 мая, как говорили раньше, "всё прогрессивное человечество" отмечает 140-летие Парижской Коммуны 1871 года.
18 марта - день провозглашения Коммуны (в 20-е годы он отмечался в СССР в качестве государственного праздника и выходного дня). 28 мая - трагическая дата, день расстрела последних сражавшихся коммунаров у стены кладбища Пер-Лашез (на этом месте сейчас висит мемориальная доска). Всего же число коммунаров, расстрелянных без суда и следствия в течение последней недели борьбы, победители оценивали по-разному: от 15 до 30 тысяч человек. Затем заработали военные суды, которые осудили к различному наказанию свыше 13 тысяч человек.
Что сейчас пишут о Парижской Коммуне? В официозе - почти ничего, лишь изредка вспомнят - с дежурным проклятием.
Самый замечательный из подобных бранных отзывов о Парижской Коммуне довелось прочитать в книге китайских антикоммунистов, выпущенной недавно в Москве на русском языке ("Девять комментариев о коммунистической партии"): "В то время в Париже, как свидетельствуют и французы, и иностранцы, Парижская Коммуна была группой всё сокрушающих, лишённых каких-либо идеалов, бродяг. Поселившись в красивых зданиях и больших особняках, поедая необычную для них, вкусную пищу, они заботились только о наслаждении сиюминутным счастьем и не задумывались о будущем. Во время восстания французские коммунары наложили цензуру на прессу. Они взяли в заложники и позже расстреляли архиепископа Парижа и исповедника короля Жоржа Дарбуа. Просто ради своего личного удовольствия они безжалостно убили 64 священнослужителя, поджигали дворцы, разрушали правительственные учреждения, частные дома и исторические памятники. Богатство и красота французской столицы не имели себе равных в Европе. Однако во время восстания Парижской коммуны здания были сожжены дотла, а людей убивали. Такие злодеяния и жестокость редко встречались в истории" (стр.30-31).
"Разрушение исторических памятников" - это, как нетрудно догадаться, не что иное, как свержение Вандомской колонны! То есть важнейший политический и идеологический акт коммунаров, направленный на осуждение милитаризма (колонна была отлита из трофейных пушек) и наполеоновского культа! Эдак и разрушение тюрьмы Бастилии французскими революционерами 1789 года можно записать по части "уничтожения исторических памятников и правительственных учреждений"!
"Какой чудный памятник архитектуры уничтожили, какое дивное и полезное "правительственное учреждение"! Ах, варвары! Ах, вандалы!.."
Впрочем, смешного здесь мало - ведь и запишут, пожалуй, если уже не записали...
Отвратительный моральный облик - не только предводителей Коммуны, но и всех прочих красных вождей - обрисован в этой книжке выпукло и наглядно, как на ладони: "Несоответствие между словами и действиями коммунистических лидеров прослеживается вплоть до основателя компартии Карла Маркса. У К. Маркса был незаконнорожденный сын. В. Ленин заразился сифилисом от проститутки. И. Сталина судили за принуждение певицы к сексуальным отношениям. Мао Цзэдун погряз в похоти. Кубинский коммунистический лидер Ф. Кастро хранит сотни миллионов долларов в зарубежных банках..." (стр. 209).
Кстати, из той же книжки можно узнать много нового и о нашей собственной стране. Ведь Россия счастливо избавилась от красного дракона, как и Париж в своё время, и после этого и там, и здесь наступило "щастье". Да-да! Не верите? А вот: "Россия, избавившись от коммунизма, одновременно проводила экономическую и политическую реформы и после короткого периода застоя начала быстро развиваться. С 1999 по 2003 год ВВП России поднялся до 29,9%. Уровень жизни народа заметно повысился. Западные финансовые круги начали не только обсуждать "феномен российской экономики", но и осуществлять в её экономику крупномасштабные инвестиции капитала, поскольку Россия стала перспективной страной. Россия попала в разряд наиболее благоприятных стран для инвестиций капитала и, перескочив с 17-го места в 2002 году на 8-ое в 2003, впервые в своей истории вошла в почётную десятку стран со статусом предпочтения" (стр. 194).
Такое же счастливое будущее, несомненно, ожидает и Китай, как только он освободится от красной тряпки. "Когда не станет компартии, Китай обретёт мир и гармонию. Люди вернутся к правде, доброте, скромности и терпению; государство вновь будет заботиться о нуждах народа, и все профессии будут процветать... Все богатства тут же вернутся в правильные руки. Вот тогда-то и произойдёт возрождение Китая... Без китайской компартии добрый и справедливый китайский народ возродит историческое величие Китая".
"Все богатства тут же вернутся в правильные руки" - вот в это предсказание отчего-то верится без труда, в отличие от всех прочих. Как говорится, плавали - знаем...
Конечно, можно снисходительно посмеяться: для России такая пропаганда малость топорно сработана. Но это сейчас, пока ещё не утрачен окончательно старый советский уровень образования, в том числе исторического. А что будет завтра, если процессы общественной деградации никто не остановит? Тогда, для следующего поколения, подобные убогие тексты придутся в самый раз, они войдут в школьные учебники и будут считаться непререкаемой истиной.
...Был холодный январский день 1918 года. В Бресте шли трудные переговоры делегации РСФСР с представителями Германской империи, которые выдвигали откровенно грабительские условия мира (хотя ещё далеко не столь грабительские, какие были выдвинуты ими потом). В Петрограде тоже было тревожно - шла борьба за власть вокруг Учредительного собрания... После какого-то заседания народные комиссары вышли из Смольного на свежий воздух. Вдруг председатель Совнаркома ни с того, ни с сего пустился в весёлый пляс прямо на заснеженной улице. Соратники с недоумением и беспокойством уставились на своего вождя: видимых поводов для радости не было никаких.
- Мы продержались на один день дольше, чем Парижская Коммуна! - объяснил Владимир Ильич товарищам причины своего непонятного веселья.
Разумеется, своим поведением он хотел подбодрить слегка приунывших коллег-революционеров, найти в самом обыденном - простом течении времени - повод для оптимизма. "Время, история работают на нас", - как бы говорил он им своим жестом.
В те дни революционная Россия осуществляла и доводила до конца многое из того, что задумали, наметили, но не успели исполнить вожди Парижской Коммуны.
Коммунары декретировали отделение церкви от государства, с прекращением отпуска всяких сумм на духовенство; а церковные имущества объявили собственностью народа. В России января 1918 года тоже кипела антиклерикальная революция: церковь была отделена от государства, школа - от церкви, с прекращением уроков "закона божьего", а всё церковное имущество объявлено достоянием народа.
Парижские коммунары признали за "незаконнорожденными" все права законных детей. Русские революционеры пошли ещё дальше: не только вычеркнули понятие "незаконнороженный" из свода законов, не только декретировали светский брак и свободу развода, но и приравняли фактический брак к юридическому (чего, заметим, сейчас нет нигде в мире!).
Наконец, коммунары передали рабочим все предприятия, брошенные хозяевами, бежавшими из революционного Парижа. В январе 1918 года фабрики и заводы в России ещё оставались в руках прежних владельцев, новая власть пыталась с ними договориться, но все предприятия без исключения были переданы под управление рабочих...
К тому моменту алый государственный флаг развевался над Петроградом 73 дня - на один день дольше, чем над революционным Парижем. Всего же красному знамени было суждено развеваться над столицей России 74 года. Много это или мало? Если сравнивать с вечностью - одно мгновение. Если же сравнивать со сроком, отведённым историей Парижской Коммуне, - огромный промежуток времени. Так может быть, имеет смысл взглянуть на него с оптимизмом Ульянова?

Комментариев нет:

Отправить комментарий