четверг, 21 апреля 2011 г.

Магнитка. Личная вотчина Рашникова?

Александр Зимбовский

"До 2004 года трудового коллектива еще как-то побаивались, как-то считались с ним. Однако после того как Рашников, ранее бывший гендиректором, скупил все акции и стал еще и хозяином комбината, начался полный беспредел", – рассказывают рабочие ММК (Магнитогорского металлургического комбината). Следует отметить, что происхождение капитала Рашникова ничем принципиально не отличалось от происхождения капитала всех остальных эффективных собственников нашей страны.
А именно, с одной стороны, был массовый обман трудящихся. Рабочих, а также пенсионеров, ветеранов Магнитки, агитировали вложить свои акции в созданную при комбинате компанию "Меком". Говорили, что это единственный способ защитить завод от захвата и разграбления рейдерами. А потом "Меком" продал собранные акции нынешнему директору Рашникову, причем по весьма символической цене. С другой стороны, тот же Рашников выкупил по цене чуть большей, но все равно символической, большую часть акций ММК, находившуюся у государства. Откуда взялись дровишки, то есть деньги на покупку акций, история умалчивает, однако в любом случае, собрав в своих руках 85% акций комбината (годовой доходец порядка 30 млрд. рублей), Рашников развернулся в полный рост.
Так, в настоящее время люди обязаны приходить на работу за 15 минут до начала своей смены. Это время не оплачивается, зато за одно опоздание, хоть на минуту (подчеркиваю, за опоздание не на смену, а на этот 15 минутный кусок времени перед сменой), рабочего могут депремировать, а премия - это 30-40% зарплаты. За несколько приходов на работу не за 15, а допустим за 13-14 минут могут и просто уволить. Кстати, если человек берет в год несколько больничных, его также могут выкинуть за ворота.
"Нет, не сразу, конечно, вызовут разок, намекнут, что такие больные не нужны. А потом создадут человеку такие условия, чтобы он ушел сам", – рассказывают рабочие комбината.
Кроме того, на ММК почти не зарегистрировано ни производственных травм, ни профзаболеваний. Нет, травмы, конечно, есть. Их просто не может не быть на таком производстве, особенно если учесть, что работодатель максимально экономит на механизации труда и огораживании опасных мест (у Рашникова лишних денег на ММК нет, ибо оный эффективный менеджер с марта 2008 г. строит в Турции металлургический комбинат, общий объем инвестиций в проект которого составляет около $2,1 млрд.). Но рабочих заставляют выдавать производственные травмы за бытовые. Если же кто не соглашается – последствия, как от взятия нескольких больничных.
Также на комбинате почти отсутствуют профзаболевания. И пусть люди ловят возле сталеплавильных печей, на коксовых батареях и прокатных станах порции отравляющих газов и пыли. Пусть страдают от жары и от вибрации. Пусть чаще всего не доживают до пенсии. Профзаболеваний нет. Поликлиника тоже собственность комбината, и врачи прекрасно знают, какие диагнозы можно и нужно ставить.
Дополнительно отмечу, все, кроме основного производства, выведено из состава комбината в так называемые "дочки", кстати, владеют ими самые настоящие дочки, а также прочие родственники г. Рашникова. Работники на "дочках" получают значительно меньше, чем работники основных производств. То есть электрики и прочие работники, обслуживающие металлургические цеха, зарабатывают значительно меньше металлургов, хотя и трудятся в том же помещении, и вдыхают те же вредные газы, и страдают от той же вибрации.
Я уж не упоминаю о такой "мелочи", как своевременная выдача спецодежды, выдача молока "за вредность" и пр. Руководству не до этого. Ему нужно сооружать в Турции электросталеплавильный цех, цех холодной прокатки, агрегат горячего цинкования, линию полимерного покрытия в Искендеруне, два сервисных металлоцентра в Искендеруне и Стамбуле, а также морской порт, способный принимать суда водоизмещением до 100 тысяч тонн. Естественно, когда наступил кризис, Рашников начал экономить отнюдь не на любимом турецком строительстве и даже не на зарплатах эффективных менеджеров более низкого ранга, а также их родственников, устроенных на комбинат (оклад начальника цеха – минимум 500 тыс. рэ. плюс разные нелегальные доходы. Выше – больше).
Итак, зарплата рабочих, до наступления кризиса достигавшая 15-20 тысяч, резко упала. В некоторых цехах она опускалась, благодаря периодическим простоям, до 3.5 тысяч рублей. В настоящее время зарплата у большинства рабочих поднялась до прежнего уровня, однако некоторые цеха по-прежнему простаивают. Простой, вопреки требованиям Трудового кодекса, не оплачивался, хотя простой по вине работодателя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. (Статья 157 ТК. Время простоя (статья 72.2 настоящего Кодекса. Время простоя по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее двух третей тарифной ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя.(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ).
Также людей в кризис заставляли уходить в неоплачиваемые отпуска, увольняться, мотивируя это так: "Будете делать, что скажем – возьмем обратно, а если рыпнетесь..."
Кроме этого, людей увольняли в массовом порядке за любые "провинности", например, за то, что человек осмелился на минутку присесть во время 12 часовой смены. Ранее за это просто депремировали. Кстати, перерыв во время смены рабочим не положен, вопреки ст. 108 Трудового кодекса (в течение рабочего дня (смены) работнику должен быть предоставлен перерыв для отдыха и питания продолжительностью не более двух часов и не менее 30 минут, который в рабочее время не включается. Время предоставления перерыва и его конкретная продолжительность устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка или по соглашению между работником и работодателем. На работах, где по условиям производства (работы) предоставление перерыва для отдыха и питания невозможно, работодатель обязан обеспечить работнику возможность отдыха и приема пищи в рабочее время. Перечень таких работ, а также места для отдыха и приема пищи устанавливаются правилами внутреннего трудового распорядка).
Естественно, начальство на все претензии, даже на самые мелкие и разумные, отвечало и отвечает: "Не нравится – идите за ворота!" В 2008 году в результате возмущения всем этим на комбинате возник профсоюз. Достаточно быстро все известные работодателю члены профсоюза были уволены. Кого-то подловили на мелких нарушениях, на кого-то доказательства нарушений, мелких и не очень, сфабриковали. Некоторые из уволенных смирились. Остальным удалось выбить через суд компенсацию. В настоящее время уволенные члены профсоюза, несмотря на противодействие милиции (Магнитогорск моногород, а, значит, менты тоже принадлежат Рашникову), организуют различные акции протеста, начиная от раздачи листовок и кончая участием в пикетах совместно с движением обманутых акционеров комбината (тех самых ветеранов комбината, у которых Рашников украл акции). Члены профсоюза, работодателю неизвестные, ведут работу на заводе.
В общем, г. Рашникову рано или поздно придется понять, что можно издеваться над трудовым коллективом огромного завода долго, но не бесконечно. Ведь терпение у людей имеет свойство кончаться. А сил для того, чтобы положить конец жадности и алчности г. Эффективного Собственника, у 60 тысяч металлургов хватит с большим избытком!

Комментариев нет:

Отправить комментарий