среда, 9 марта 2011 г.

Общественность и суд. Вся гниль идёт сверху!

Александр Зимбовский
Основным законом РФ принято считать некую тонкую книжицу, иногда именуемую Конституцией. В оной "конституции" как бы записано, что "все (граждане) равны перед законом и судом". О том, как для "усиления" оного равенства законодателем и судом были приняты меры, лишившие не слишком богатых граждан РФ права пользоваться юридической помощью, говорилось на прошедшем 2 марта 2011 г. в Общественной палате РФ круглом столе "О необходимости внесения изменений в статьи 49, ч. 4 ст. 354 ст. 402 УПК РФ".
Андрей Бабушкин (руководитель комитета "За гражданские права") рассказал, что по советскому законодательству в процессе могли участвовать на только адвокаты, но и "защитники из числа иных лиц", такие защитники допускались по решению суда во время судебного слушания дела, а также по ходатайству обвиняемого могли быть допущены и во время расследования.
Также организация, желающая поучаствовать в деле, могла выдвинуть общественного защитника, иногда (это случалось реже, примерно в 5% случаев) общественного обвинителя. Кроме этого, общественные организации имели права подавать надзорные жалобы.
Уголовно-процессуальный кодекс от 2001 года резко уменьшил процессуальные возможности общественных организаций. Поскольку теперь судья "может" допустить общественного защитника, а может и не допустить (в Москве не допускают в 19 случаях из 20). Причем обосновывать решение о недопуске общественного защитника судья волен чем угодно, например, тем, что "общественный защитник затягивает процесс".
Общественный же защитник, по словам Андрея Владимировича, может быть остро необходим потому, что: "Может быть маленький городок. В нём два адвоката: бывший прокурор и бывший судья. Может быть ситуация, когда адвокат встречается с "матёрым" обвинителем, которому не может противостоять в одиночку. Количество прокуроров не ограничено ничем, количество адвокатов - кошельком обвиняемого!"
Валерий Габисов (Ассоциация гуманизации правоприменительных органов) заявил, что в данном вопросе вся гниль идёт сверху. "Есть впечатление, что Верховный суд отдаёт команду - сократить участие общества в судопроизводстве!"
Гасан Мирзоев (Гильдия Российских Адвокатов) говорил, что речь идёт о серьёзной проблеме российского правосудия. "В советский период судьи хотя бы формально отчитывались перед народом. Сейчас общественный контроль отсутствует". Причём, по словам Г. Б. Мирзоева, государственный контроль также устранён, поскольку в прокуратурах упразднены отделы по надзору за судами (присутствовавший на круглом столе прокурор отрицал данное утверждение).
Также Мирзоев заявил: "Я за возрождение института общественного защитника. Я за любые формы участия общественности в процессе. Но мы должны понимать, что оргпреступность сегодня, в отличие от советского периода, немыслимо сильна, срослась с властью, особенно в регионах. На фоне всего этого введение общественной защиты не приведёт к существенным положительным результатам!".
Мария Каннабих (Общественная палата России) рассказала: "Дня не проходит, чтобы я не ознакомилась с несколькими жалобами на неправильные решения суда! Президент мне при встрече сказал, что очень думает над этим вопросом. А может, думать и не надо, а надо вернуть общественность!"
Анатолий Скрипников (Советник уполномоченного по правам человека в Московской области) сообщил, что 20% обращений к уполномоченному по правам человека - это обращения из мест лишения свободы, жалобы на неправомерные решения судов.
Юрий Сорокин (вице-президент Адвокатской палаты Московской области) заявил, что если сравнить законодательство 1961 года и сегодняшнее, то видно, как много мы потеряли. "При союзе ещё можно было чего-то добиваться. Были общественные защитники и обвинители от трудовых коллективов!".
По словам Сорокина, в 98% случаев возбуждение на человека дела кончается арестом. Причём минимум в половине случаев речь идёт об обвинении в незначительных преступлениях. К примеру, "человек был голодный, пришёл в магазин, украл колбасу, хлеб. Был приговорен к 2-м годам лишения свободы. Приговор не отменили!"
Дмитрий Федосеенков (руководитель Службы Заочной Правовой Консультации "Комитета за гражданские права") утверждал, что "нынешний текст редакции УК направлен на исключение общественного защитника из УК. Нередко в Комитет обращаются обвиняемые и просят защитника. Причём на оплату адвоката у них нет материальных средств. Общественный защитник мог бы им очень помочь".
На круглом столе была принята рекомендация с требованием вернуть общественных защитников в судопроизводство. Хотелось бы надеяться, что она будет услышана, однако, как правильно отметил Юрий Сорокин, "раньше в УПК были понятия "законность", "справедливость", "гуманность", сейчас они исчезли, как исчезло многое в нашей жизни".

Комментариев нет:

Отправить комментарий