пятница, 4 марта 2011 г.

ВЫРОЖДЕНИЕ ЗАБАЙКАЛЬЯ И ПЕРЕДВИЖНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Надежда НИЗОВКИНА

1. Режимный город
За минувшие дни соседний край отметился несколькими фактами, свидетельствующими о новой конъюнктуре в отношениях власти и оппозции. Пару недель назад в нескольких колониях Читы были массово избиты заключенные, выгнанные на снег, после чего администрация немедленно объявила карантин "по эпидемии гриппа" и заблокировала вход правозащитникам.
22 и 23 февраля я благополучно проводила пикетирование Дома офицеров и площади Ленина в Чите. Качественный антисиловой плакат "Пытки в колониях Читы: ст. 282 УК прячет от ненависти вас" был нагло отнят сотрудниками ФСБ позже у других людей и в другом помещении. Но само благополучие в этой довольно мрачной области удивило. "Вас заберут в военную комендатуру, - говорили мне, - а затем этим делом займется военная прокуратура". Вообще правовотворчество читинских органов отличается смелостью и новизной. Так, они объясняли, что Дом офицеров в день праздничного концерта "становится режимным военным объектом", что по 54-ФЗ "пикетировать можно только тот объект, которому непосредственно выдвигаются требования". Главный ФСБшник, отказавшийся представиться, обегал все читинские имена и явки, которые я засветила своим знаменательным визитом. Эта грубая и неспортивная личность объяснила: "Меня интересует все, чем вы в этом городе занимаетесь. Это моя гражданская позиция, и я вам не обязан! Когда собираетесь в Улан-Удэ?" Вообще местные агенты производят впечатление топорности при всем своем правотворчестве.

2. Сколько колобку не катиться
Присутствовавшая на акции Наталья Филонова 25 февраля с представительством Татьяны Стецуры выиграла эпохальный процесс по пикетированию сельхозярмарки против той же 282-й статьи 4 ноября 2010 г. Апелляция в Петровск-Забайкальском городском суде удалась благодаря развалу доказательств в первой инстанции. Еще в декабре две штатные свидетельницы со знаковыми фамилиями Колобова и Пойманова, первая из которых имеет проблемы с уголовным преследованием, на суде сознались в даче ложных показаний о своем присутствии на акции. В частности, Колобова открыла, что а) это не она подошла ко мне и взяла листовку, а ее подруга Пойманова, а она видела это со стороны, б) она не видела, ко мне ли подошла Пойманова или к Филоновой, в) она этого вообще не видела, а ей рассказала Пойманова. "Да лучше бы меня там вообще не стояло!" - в истерике заявила Колобова, пришедшая в тот же день 4 ноября на допрос по звонку на мобильный...
Большое количество ментов, подписавших один и тот же текст показаний, единогласно сознались, что под "нецензурной бранью", коей матерились я и Филонова, они имели в виду только две фразы: "Долой ФСБ!" и "Вы хуже улан-удэнской милиции и московского ОМОНа". В итоге горсуд признал вину Филоновой недоказанной (мой процесс, зависший вовремя ареста, еще ожидает апелляции).

3. Транспортный цех
Удар ли по практике заказных доносов или что другое, но 28 февраля при переходе железной дороги Филонова была остановлена локомотивной милицией с агитматериалами по "дню рождения Забайкальского края". Сумку с плакатом и газетами она успела передать сыну, и ее начали заволакивать в уазик. Говорились разные вещи - от ареста на 15 суток до "Вы - террористы!" Кстати, согласно закону о терроризме, по подозрению в этом разрешается задерживать не на 15 суток, а на 20. Поводом для наезда со стороны обитателей уазика, поджидавшего на противоположной стороне рельсов с видеокамерой, стал переход рельсов в неположенном месте. Отметим, что полоса рельсов перерезает весь городок Петровск и не переходить их невозможно, а виадуки, настилы и подземные переходы отсутствуют. "Ну ты попала!" - выкрикивали менты локомативной службы, делая вид, что не знают женщину, с которой связались. Но затем ткнули ей трубку, в которой к ней уже обращались "Наталья Ивановна". Надо сказать, словосочетание "Наталья Ивановна" во всей этой губернии произносится нарицательно.
Отчаявшись забрать свою жертву, ее отпустили. Но желая придать запоздалую законность своим действиям, поймали другую женщину, несумняшеся переходившую те же рельсы, и с тысячей извинений составили на нее протокол.
На следующий день Филонова провела таки благополучное пикетирование петровской мэрии под лозунгом "Уничтожение Аги - день вырождения Забайкальского края". Поскольку торжества империи проходили не на рельсах, затаскивать мятежницу в машину было не за что.

P. S. Экспорт революции в ближайший и не самый прогрессивный край заставляет охранку вертеться, а скандальность персонажей - соблюдать непубличность. Спокойные акции, либеральные суды и бандитские налеты у железной дороги - их сегодняшний почерк. Нельзя сказать, что бурятские спецслужбы чужды бандитских приемов, но в "краю-выродке" это проявляется откровенней. Тусклая гарнизонная Чита и холодный маленький Петровск воспитывают две враждебные стороны, готовые ко всему. Избиения районного депутата Натальи Филоновой и читинского кандидата в депутаты Марины Мыльниковой, пожары в их домах и огородах, вооруженное нападение на предпринимателя-солидариста Сергея Ратничкина - это все старые истории, на которых все набирали иммунитет. Но сегодня органы обеспокоены именно связкой регионов, их взаимопомощью, которая может иметь неподконтрольные последствия.
Годовщина уничтожения Агинского бурятского округа совпала с последними конвульсиями выборов мэра Улан-Удэ. Где же тут не бдеть? Антиэкстремистские отделы бдют одноременно. Люди не из числа бурят, которые публично сочувствуют бурятам, оппозиция разных взглядов, которая находит друг друга, и методы выездных блиц-протестов настолько угрожают этой старинной русской области, что она активизировала свои старинные способы, сохранившиеся в глубинке страны. Остается только одна интрига: насколько прямо перейдет к этим способам охранка Бурятии.

Комментариев нет:

Отправить комментарий