четверг, 24 марта 2011 г.

Кандалы, которые мы потеряли

В Москву доставлен арестованный за рубежом "Рыжий Тарзан" – Вячеслав Дацик – бывший чемпион по боям без правил. Он обвиняется в разбойных действиях. Возможно, эта новость не заслуживала бы особого внимания, если бы не одна деталь телекартинки, бросившаяся в глаза: арестованный, которого, как у нас теперь водится, вели загадочные люди в чёрных масках, был закован в наручники и НОЖНЫЕ кандалы.

Александр АРТЁМОВ
А ведь это что-то новенькое! Во всяком случае, автору этих строк до сих пор такого видеть ни разу не приходилось. То есть в иностранной телехронике – сколько угодно, а вот в России – нет. Можно напомнить, что в России ножные кандалы широко применялись до 1917 года. Упоминание о них есть в известной революционной песне "Вы жертвою пали...":
             ...И шли вы, гремя кандалами.
             Идёте, усталые, цепью гремя,
             Закованы руки и ноги,
             Спокойно и гордо свой взор устремя
             Вперёд по пустынной дороге.
             Нагрелися цепи от знойных лучей
             И в тело впилися змеями,
             И каплет на землю горячая кровь
             Из ран, растравлённых цепями.

       Всего лишь замена тяжёлых кандалов старого образца на более легкие "гаазовские" (предложенные знаменитым тюремным доктором Гаазом), с кожаными подкандальниками, чтобы они не натирали кожу до кровавого мяса, считалась громадным шагом вперёд.
       Ф. М. Достоевский в "Записках из Мёртвого дома" подробно поделился своим опытом ношения этих "гуманных", "гаазовских" кандалов... Ещё в начале ХХ века каторжников в России не только сковывали по рукам и ногам, но и (некоторых) приковывали пожизненно к тачке. Сохранились фотографии таких заключённых. Им приходилось спать рядом с тачкой, есть рядом с тачкой, жить рядом с тачкой... Наконец, на царской каторге были, разумеется, и жестокие телесные наказания заключённых (часто приводившие к смерти наказанных), тоже подробно описанные Достоевским.
       Октябрь 1917 года покончил с целым рядом тюремно-каторжных "изобретений". Были отменены ножные кандалы, телесные наказания каторжников, не говоря уж про такие изуверские выдумки, как приковывание к тачке. Отменена смертная казнь через повешение. Предельный срок заключения установлен в десять (!) лет. Была отмена ещё тысяча и одна унизительная мелочь, вплоть до словечка "прошение". Вместо "прошения" стали говорить "ходатайство".
       Впрочем, это было вполне естественно: ведь полвека перед этим, если не больше, революционеры в России героически боролись за отмену телесных наказаний заключённых (выстрелы Веры Засулич, самоубийство на каторге эсера Егора Сазонова, и проч. и проч.) и вообще за гуманизацию тюремной системы.
       Здесь надо заметить, что в первое десятилетие после революции 1917 года количество заключённых в России держалось на уровне менее 100 тысяч человек. Например, в сентябре 1923 года в РСФСР было 79 947 заключённых (из которых, правда, целых 4,8% составляли политические). В 1926 году, в разгар нэпа, в РСФСР имелось 97 300 заключенных. Это составляло немногим более 0,1 процента от тогдашней численности населения РСФСР (92,8 млн. чел). Для сравнения: в 90-е годы, после благодетельных гайдаровских реформ, число российских зэков зашкаливало за миллион, а в 2000-е годы колебалось где-то около 800 тысяч человек. В зависимости от того, как считать (на душу населения или по абсолютной величине), в ШЕСТЬ-ДЕСЯТЬ раз больше! Привыкшим к бесконечным (не всегда искренним и бескорыстным) разоблачениям "большевицкого ГУЛАГа" будет трудновато в это поверить, но тем не менее это так!
       В 40-е годы в СССР были восстановлены многие дореволюционные традиции: вновь появились министры, офицеры, генералы, погоны, гимназическая латынь, бальные танцы в школах и т. д. Это коснулось и системы наказаний: предельный срок заключения увеличили до 25 лет, было восстановлено повешение (для военных преступников). Но ни телесные наказания для заключённых, ни ножные кандалы назад не вернулись. Казалось, революция перечеркнула их раз и навсегда.
       Однако после 1991 года мы стали постепенно всё глубже и глубже погружаться в благословенную "Россию, которую мы потеряли". В приговорах стали фигурировать фантастические тюремные сроки по 35 и даже 40 лет (это не говоря про пожизненное заключение). Что по сравнению с этим убогая ленинская "десятка"?!
       Подсудимых на судебных процессах стали сажать в металлическую клетку, что поначалу многих шокировало, как грубое унижение человека, формально не осуждённого. Все ещё помнили, что в "проклятое советское время" подсудимых, даже явных противников власти, вроде генерала Власова и атамана Краснова, никто в железные клетки на судах не сажал, они сидели, как и другие подсудимые, за невысокой деревянной загородкой. Силясь вспомнить, кого в России сажали до суда в клетку, вспоминали разве что... Емельяна Пугачёва. Ну, а потом? Потом – привыкли.
       Всякий, бывавший, хотя бы по гражданскому делу, в коридорах современных российских судов, мог видеть шокирующие сценки: дюжие конвоиры ведут на процессы арестованных женщин и девушек, закованных в наручники. Расковывают они их только, заведя в клетки.
       И вот теперь – ножные кандалы. Ещё один милый приветик из "России, которую мы потеряли". Правда, могут сказать, что это, мол, исключение: ведь арестованный – как-никак чемпион по "боям без правил", и не только руками, но и ногами ого-го как здоров махать. Но в начале 90-х одним из первых подсудимых, которых судили, посадив в клетку, был небезызвестный Чикатило. Тогда такая предосторожность казалось разумной и отчасти оправданной – ведь иначе потерпевшие могли бы просто растерзать его, не дожидаясь приговора. Но вскоре то, что выглядело исключением, стало всеобщим правилом. И то верно: ведь перед законом все равны! Перед беспределом – тоже. Одним словом, ВСЕХ подсудимых без исключения попросту приравняли к Чикатило.
       Вот и возникает резонный вопрос: не нацепят ли теперь на всех арестованных ножные кандалы, как на Рыжего Тарзана?

"Не корысти ради, а токмо волею пославшего мя ливийского народа"



Коалиция западных стран начала военные действия в Ливии.



Александр АРТЁМОВ
Итак, западные колонизаторы вломились в Ливию, как слон в посудную лавку. Конечно, совершенно бескорыстно, как нас клятвенно заверил честнейший глава Белого дома. До этого США – столь же бескорыстно – вламывались в Ирак, Афганистан, Югославию, Вьетнам и т. д., и т. п.
       Что же касается европейских государств, то они вплоть до начала 70-х годов XX века имеют богатейший опыт ведения абсолютно бескорыстных войн на африканском континенте. Описать все подвиги альтруизма и бескорыстия – во имя свободы и цивилизации! – которые совершали благородные европейские рыцари на земле Чёрного континента, в одной статье совершенно невозможно. Тут потребуются тома и тома.
       Но вот только один маленький исторический пример. Ещё со школьных лет мы привыкли восхищаться великими открытиями знаменитых первопроходцев Африки – бесстрашного путешественника Ливингстона и не менее отважного журналиста Стэнли. Менее известно, что именно Стэнли, экспедицию которого финансировал бельгийский король Леопольд, стал по поручению этого монарха скупать земли у коренных жителей Конго. И уже в 1884 году США, Франция и Германия признали суверенитет короля Леопольда над Конго.
       С этого момента началось обучение неблагодарного и ленивого конголезского народа азам европейской культуры и гуманности. В первую очередь – основам трудолюбия. За невыполнение норм по сбору каучука у местных жителей отрезали руки – это было стандартное наказание нерадивцев. Любовь к труду воспитывали, что называется, с "младых ногтей", известна фотография: взрослый африканец смотрит на отрезанные руки своей пятилетней дочери. Руки собирали и, для отчётности, доставляли начальству. Так, один западный миссионер насчитал восемьдесят одну руку, подвешенную над огнём для просушки перед отправкой по назначению. Только с 1884 по 1908 год население Конго, по некоторым подсчётам, сократилось с 25 миллионов до 15. Между прочим, у Марка Твена есть едкий фельетон, который называется "Монолог бельгийского короля Леопольда..." Вот несколько цитат из этого "монолога":
       "Предпочитают сочинять оскорбительные небылицы для детей младшего возраста на основе "чудовищных статистических данных", – хотят этим напугать сентиментальную публику и настроить её против меня. Вот образчик их творчества: "Если бы кровью невинных жертв, пролитой королём Леопольдом в Конго, наполнить вёдра и эти вёдра поставить в ряд, то он протянулся бы на две тысячи миль; если бы скелеты десяти миллионов убитых им и умерших от голода туземцев могли встать и двинуться гуськом, то для того, чтобы всем им пройти какую-то определённую точку, понадобилось бы семь месяцев и четыре дня; если бы все эти скелеты сложить вместе, они заняли бы большую площадь, чем город Сент-Луис, включая и территорию Всемирной выставки; если бы эти скелеты разом хлопнули в ладоши, то леденящий душу треск был бы услышан на расстоянии..." Фу, чёрт, надоело!.. "Король, у которого на совести 10 миллионов убийств! – шипят они и добавляют: – Рекордсмен!"... Фантазия всё пуще распаляется, и вот уже кто-то вообразил такое: Царь-Голод является ко мне и падает мне в ноги со словами: "Наставляй меня, о господин мой, теперь я уразумел, что я лишь скромный твой ученик!" Или такая картинка: приходит Смерть со своей косой и песочными часами, предлагает мне в жёны свою дочь, хочет передать мне всё своё дело, чтобы я его реорганизовал и возглавил. Возглавил всемирную фирму! Болезненная фантазия людей уже не знает удержу: начинают выискивать аналогии в мировой истории, штудируют биографии Аттилы, Торквемады, Чингисхана, Ивана Грозного и прочей подобной публики и, злорадно торжествуя, заявляют, что нет мне равного."
       Но это, разумеется, только один ничтожный пример альтруизма и бескорыстия европейских цивилизаторов в Африке. И речь тут отнюдь не идёт о какой-то войне – ведь всё описанное происходило в абсолютно "мирной" обстановке... А военные подвиги европейских паладинов в Африке длились, как минимум, до 70-х годов ХХ века. Только после португальской "революции гвоздик" 1974 года войска этой страны, смирив свои бескорыстные порывы (надо признать, не без настойчивого приглашения местных повстанцев), покинули Мозамбик и Анголу. И только в 90-е годы XX века в Южной Африке был демонтирован апартеид – режим власти белого меньшинства, потомков европейских колонизаторов. Экономическая власть белых над чёрными в Южной Африке, впрочем, сохранилась и поныне.
       И Ливию европейские альтруисты рвали друг у друга из зубов. Достаточно сказать, что важнейшие сражения Второй мировой войны на африканском континенте проходили именно в Ливии. Лишь в 1951 году Ливия обрела независимость, и только в 1970 году с её территории исчезли американские и британские военные базы.
       И что же теперь – снова?!.. А ещё глава Белого дома обрадовал нас сообщением, что "Муамар Каддафи утратил доверие ливийского народа". По небрежности спичрайтера из речи президента Обамы, видимо, выпала всё разъясняющая формулировка: "Мы, народ Ливии..."
       В общем, перефразируя классиков, Белый дом действует "не корысти ради, а токмо волею пославшего мя ливийского народа". То, что именно у Ливии имеются богатейшие запасы нефти – разумеется, к делу совершенно не относится. Это всего лишь случайное совпадение, этакий приятный, но совершенно непредвиденный альтруистами-бессребренниками из Белого дома бонус.
       Что касается места России в этой ситуации, то она образцово выполнила отведённую ей в мировом раскладе сил почётную роль коврика для вытирания ног – вначале громко повозмущалась, а потом, продолжая что-то недовольно бурчать себе под нос, послушно проголосовала в Совбезе ООН, как велено. Ведь если заартачиться, то вдруг завтра глава Белого дома столь же безапелляционно заявит, что "Медведев и Путин утратили доверие российского народа"?.. А так есть надежда, что он заявит это не завтра, а только послезавтра...
       Теперь в Ливии начались "гуманитарные бомбардировки", пользуясь бессмертным выражением чешского правозащитника и экс-президента Вацлава Гавела. Видимо, именно этим словосочетанием следует обозначать бомбардировки сугубо гуманитарных целей – колонн беженцев, кортежей журналистов, свадебных процессий, да и вообще всего, что только движется (чем западные войска уже ярко отличились в Ираке и Афганистане).
       Вспоминается карикатура с обложки старого советского журнала "Крокодил" аж за 1925 год, ставшая вновь актуальной и злободневной. На ней изображался стервятник, который смотрит вслед идущему по пустыне военному отряду французов, и удовлетворённо говорит: "Французы идут... Культуру несут... Стало быть, покушаем".
       В заключение было бы уместно, наверное, привести какое-нибудь арабское изречение, но у автора этих строк подходящей арабской мудрости в запасе не нашлось, поэтому приведу слова другого восточного мыслителя – Лао Цзы: "Если кто-нибудь силой пытается овладеть страной, то, вижу я, он не достигнет цели. Страна подобна таинственному сосуду, к которому нельзя прикоснуться. Если кто-нибудь тронет его, то потерпит неудачу. Если кто-нибудь схватит его, то он его потеряет".

СВОБОДА БЫТЬ "ЗА"

Дмитрий Стариков
      
 Настоящая свобода – это свобода быть против. Как нас сумела в те еще времена Лера Новодворская восхитить этими словами "Красной Розы"! (Тогда Лера еще восторгалась революционерами и революционерками всех времен.)
       А Роза, сказавшая это, была моложе нас сегодняшних не только на несколько десятков лет, но и на целую революцию, победоносную и похабную.
       А потеряли мы державу в ее результате. И всякие толки о будущем устройстве России суть бесполезный вздор, пока она не восстановлена в своей субъектности в качестве единого и независимого Союза, пусть и империи, включающей в себя все страны и народы, желающие воссоединения.
       А сейчас в обозе кандидата Медведева возвращается совок (слово такое же омерзительное, как слово "жид"), но не свой, а другой – оккупационный. 30 лет назад НАША комиссия заявляла: "Вы отказались осудить Сахарова и Солженицына, вы отказались потребовать освобождения Анжелы Девис, поэтому вы – невыездной". Сейчас чья-то невидимая комиссия откуда-то оттуда заявляет: да, то же самое, только с другими фамилиями, делает наших граждан (активистов "Наших", например) НЕВЪЕЗДНЫМИ в Америку или в Шенген. Официальные сотрудники цереушной радиостанции имеют наглость на нашей территории звонить, грозить, трясти какими-то списками. Выворачивают красивые руки Волочковой и некрасивые Калягина, чтобы они отказались от своего отказа от поддержким какого-нибудь Ходорковского. Слово "кремлевский" пытаются сделать ругательным, как будто не из Кремля, а откуда-нибудь еще наша страна должна руководиться.
       Никогда за последние десятилетия наши военные и мили(поли)цейские силы не были такими презираемыми и беспомощными. Любое небольшое потрясение может ввергнуть страну в крах. Самый достойный поступок – не быть против власти, быть за.

НИТКИ

Дмитрий Стариков
      
 ДПНИ – движение против нелегальной иммиграции. Как будто любой человек, если он не либеральный фундаменталист или демшиза, – за неё, а не против. Между тем в условиях запрета более радикальных русских националистических организаций – ДПНИ сделалось прибежищем и полу-, и просто фашистских сил. Наверное, регулярное перетасовывание русской оппозиции и перевербовывание её лидеров – единственный способ не допустить прихода радикальных националистов к власти. И другие кандидаты на роль Путина-Суркова по части недопущения не просматриваются.
       Когда один из "наших всех" Анатолий Чубайс в очередной раз попробовал подружиться с народом, он стал прославлять подвиги Российской армии в Чечне и объявил себя "либеральным империалистом". В результате патриотов не приобрёл, а демшизу потерял. Кстати, кто-нибудь на каком-нибудь митинге видел портрет Чубайса в самом популярном для антигероев виде: с пририсованной чёлкой и усами? Немыслимо такое, так как носитель такого портрета был бы совершенно превратно понят, и никакой свастики дорисовывать не пришлось бы.
       А правозащитники, выходящие по тридцать первым проклинать власти с их армией и милицией и защищать невинно страдающих борцов с ними, – решили прийти пожалеть жертв теракта. Вряд ли Алексеевой приятно вспоминать, что тогда произошло.
       И "яблочники" в поисках хоть какой поддержки пришли к болельщикам на место убийства их товарища. Митрохина, который пытался что-то высказать, послали на три буквы. Не те, из которых составлено название партии, а другие. Медведев, который утвердил на посту самого любимого и популярного военного министра-реформатора, не поднимет популярность поездками на Южные Курилы. Удержать, что имеем, после установления путинской вертикали стало возможно, а то, что отняли, – не Медведевым же возвращать.
       Во всех приведенных лёгоньких примерах всё шито белыми нитками. А бывают они и серые, и буро-малиновые, и вообще прозрачные. Так всё не просто.

вторник, 15 марта 2011 г.

Пушкин - наше, но уже не всё

Александр Артёмов

Церковники решили подвергнуть цензуре "Сказку о попе и работнике его Балде" А. С. Пушкина. Произошло это по инициативе священника отца Павла из Свято-Троицкого собора в Армавире. Он раскопал в библиотечных архивах выпущенный в 1840 году вариант сказки в редакции Василия Жуковского. Разумеется, в 1840 году оригинальная версия сказки, где описывается скаредный "поп - толоконный лоб", была категорически "непроходной", и поэт-редактор схитрил, изменив её начало:

Жил да был купец Кузьма Остолоп
По прозванию Осиновый Лоб.

Но отец Павел именно этот вариант посчитал канонически верным: "Александр Сергеевич был глубоко верующим человеком, он не мог позволить себе подобную издёвку над религией. Жуковский с Пушкиным были очень близки, он знал, что делает, когда вносил исправления!.. Ну что это за поп, который непонятно с кем путается?! Образ священнослужителя тут настолько негативен, что бросает тень на всё духовенство!".

Сказано - сделано. И вот при содействии церкви уже издана тиражом в несколько тысяч экземпляров правильная, идейно выдержанная версия сказки про бывшего попа, а ныне купца Кузьму Остолопа... Официальный рупор РПЦ, глава пресс-службы патриарха Московского и всея Руси протоиерей Владимир Вигилянский назвал такую редакцию сказки "вкладом" в русскую литературу и пушкинское наследие.

"Если это была воля Пушкина и наследника, который был издателем и выпускал его неопубликованные вещи, то отец Павел ничего не нарушил", - заявил он.

Правда, не совсем понятно, каким образом в 1840 году, спустя три года после своей гибели, поэт мог выразить свою "волю".

Как постановил последний Архиерейский собор РПЦ, церковь должна преследовать по закону любую клевету на себя, любые признаки богохульства, а священнослужители не должны оставлять ни одного такого факта безнаказанным.

Ранее, в 2005 году, в Сыктывкаре едва не была сорвана премьера оперы Дмитрия Шостаковича «Балда». На театральный худсовет явился секретарь епархии РПЦ отец Филипп и сказал: «Шостакович написал музыку к этой сказке не по своей воле в 30-е годы прошлого века, когда в стране шли гонения на церковь, пострадали тысячи ни в чем не повинных священнослужителей. Да и Пушкин раскаивался, что написал эту сатиру».

Потом представление всё-таки состоялось, а министр культуры республики Коми Надежда Боброва, едва не запретившая премьеру, простодушно призналась: «На нас просто что-то нашло».

Что ж, процесс выведения тёмных пятен с "солнца русской поэзии" пошёл. И в самом деле: до 1917 года сказку Пушкина в первоначальном виде не печатали, а ведь теперь мы полным ходом возвращаемся в "Россию, которую потеряли". Промышленность, наука, образование, здравоохранение... стремительно деградируя, уже скоро достигнут уровня благословенного 1913 года. Освободившееся от них место займёт духовность.

Как же в таких условиях можно терпеть в детской (!) сказке со смаком описанную сцену зверского избиения священнослужителя:

Как от первого щелка -
Прыгнул поп до потолка,
От второго щелка -
Лишился поп языка,
А от третьего щелка -
Вышибло ум у старика.

И это хулиганско-экстремистское безобразие ещё недавно изучали в школе, вдобавок в младших классах! Вот чему учили злые безбожники советских детей - православных батюшек калечить!..

Но теперь с этим, к счастью, покончено. Однако не надо останавливаться на достигнутом. Пора бы этот негодный вариант сказки, явно разжигающий вражду и ненависть к духовному сословию, внести в федеральный список экстремистских материалов. А иначе, прошу прощения, - зачем мы вообще 282-ю статью УК принимали?..

Кстати, в тех же пушкинских томиках школьники находят такие возмутительные строки:

Мы добрых граждан позабавим,
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

Про "смерть детей" царской семьи, которую Александр Сергеевич предвкушал со "зловещей радостию", и говорить не приходится. В общем, чистить, чистить и ещё раз чистить! Улучшать и дополнять. Чтобы "солнце русской поэзии" засияло, как надраенная медная сковорода! Пусть томики Александра Сергеевича от этой чистки рискуют сильно похудеть, - ничего страшного. Зато распухнет список экстремистских материалов Минюста.

Да и в одном ли Пушкине коренится зло? Взять хотя бы известные стишки "У попа была собака - поп её любил". Начало неплохое, благостное, но уже довольно скоро начинается сущее безобразие. Или, выражаясь строго юридическим языком, разжигание ненависти и вражды к социальной группе "священнослужители".

В общем, работы непочатый край. Так держать, служители рясы, креста и цензорских ножниц!

понедельник, 14 марта 2011 г.

"Бурятское дело": приговор отменен, но процесс не закончен

Александр Артёмов

10 марта Верховный суд Бурятии отменил приговор Советского районного суда г. Улан-Удэ, вынесенный активисткам оппозиции Надежде Низовкиной и Татьяне Стецуре. Ранее, 19 января с. г., федеральная судья Ирина Левандовская признала их виновными в разжигании вражды и ненависти (статья 282 ч. 1 УК РФ) к четырем социальным группам: МВД, ФСБ, вооружённым силам и ФСИН (тюремщикам).

31 декабря прошлого года, прямо во время митинга "несогласных", обвиняемые (выступавшие организаторами митинга) были заключены под стражу. После этого в интернете стала шириться кампания в их защиту, в Улан-Удэ, Москве, Петербурге, Иркутске и других городах прошли акции в их поддержку.

Вероятно, не без влияния этих событий суд дрогнул и вынес сравнительно мягкий приговор: штраф в 100 тысяч рублей для каждой из подсудимых. И вот - новый поворот: обвинительный приговор отменён. Следует отметить, что обвиняемые с самого начала заняли на процессе не оборонительную, а наступательную позицию. Они признавали факт нарушения 282-й статьи и указывали, что разжигание вражды и ненависти к полицейскому государству считают не преступлением, а законным правом каждого гражданина.

Весьма характерным стало и содержание их кассационной жалобы. Приговор суда они расценили как "клевету" в свой адрес.

- Клевета заключается в том, что мы, якобы, дали признательные и покаянные показания, которые к тому же чуть ли не напрямую сопоставлены с фактом нашего нахождения в СИЗО, - заявила Надежда Низовкина. - Это дискредитирует нашу политическую позицию. Мы в кассационной жалобе указали на то, что не раскаивались в своих действиях и что будем и в дальнейшем продолжать совершать эти действия. Данный вид признательных показаний является отягчающим, а не смягчающим обстоятельством, как это указано в решении суда. Есть там и другие, второстепенные дискредитирующие нас определения. Например, то, что смягчающими обстоятельствами являются наш молодой возраст и какие-то непонятные "обстоятельства жизни семей". Возраст в 25 и 26 лет является очень далеким от несовершеннолетнего возраста, и может быть признан "молодым" в качестве смягчающего обстоятельства только в том случае, если социальный интеллект человека ниже его биологического возраста. Но таких выводов нет даже в антинаучной экспертизе психолога Малининой, которую мы требовали признать недопустимым доказательством!.. Что же касается неких "семейных обстоятельств", то они вообще в ходе судебного процесса не рассматривались и в решении суда никак не раскрыты. Наши семьи не могут считаться неблагополучными. Они не являются ни слишком бедными, ни слишком богатыми, чтобы повлиять на нашу социальную "неадекватность". С 17-летнего возраста мы живем отдельно от наших семей.

"Осуждённые" потребовали вовсе не оправдательного решения суда. Наоборот, они добивались возвращения дела на новое рассмотрение и привлечения их к ответственности не по первой, более мягкой, части 282-й статьи Уголовного кодекса России, а по "тяжелой" второй части, предусматривающей до 5 лет заключения.

- Судья специально выясняла то, с какого времени длится наша деятельность, когда у нас возник умысел, насколько часто мы вместе проводим свои акции, - сказала Татьяна Стецура. - Левандовская признала, что все четыре инкриминируемые деяния - это одно длящееся преступление. И здесь налицо наличие стабильной организованной группы, как квалифицирующего признака состава преступления по второй части статьи 282. К тому же мы ей сказали напрямую, что эти наши действия будут продолжаться и в будущем.

По словам девушек, такая парадоксальная позиция, когда осужденные требуют для себя более сурового наказания, имеет целью показать абсурдность данной нормы закона и в конечном итоге добиться отмены 282-й статьи. Сам же судебный процесс задуман ими как обвинительный с их стороны. Они хотят дотошным образом показать все незаконные, на их взгляд, методы борьбы властей со свободой слова, включая сомнительные с точки зрения закона способы добычи доказательств, ведения следствия и самого судебного процесса. Кажется, в кассации им удалось добиться своих целей...

Коллегия Верховного суда Бурятии признала недопустимыми многие доказательства, в частности, две проведённые по делу психолого-лингвистические экспертизы (а это главные доказательства обвинения). Отмечено большое количество процессуальных нарушений, допущенных судьёй Левандовской. Недопустимой признана и социологическая экспертиза, выполненная не социологом, а философом Цыденовой.

Теперь суду придётся заново провести все экспертизы по делу. В общем, в тянущемся уже два года "бурятском деле" противники вернулись на исходные позиции. Однако в "первом туре" спецслужбы и связанная с ними судебная власть безусловно потерпели сокрушительный провал.

Фиаско властей особенно подчёркивается позорным скандалом вокруг вынесшей приговор судьи Левандовской. На следующий день после оглашения ею приговора Низовкиной и Стецуре местные журналисты широко распространили в интернете фотографии, которые ранее судья поместила на собственной страничке "В Контакте". На них она нянчит на руках бутылку водки "Зеленая марка", пьет из горлышка водку "Журавли", собирается отведать из свиного корыта помойную жижу, зачерпнув её ковшиком и т. д. Судейская комиссия признала помещение этих снимков в интернет судьёй нарушением судейской этики, судье пришлось объявить о своей отставке. Имя её, как и скандальные фотографии, широко разошлись в федеральных СМИ.

Однако не прошло и месяца после этих событий, как имя судьи вновь оказалось в центре внимания общественности. В интернете на блоге от имени Ирины Левандовской было сделано заявление, что она собирается засудить по уголовным статьям "оскорбление" и "клевета" всех блогеров, которые нелицеприятно высказались о её фотографиях: "Итак, сейчас я собираю материалы для подачи в суд, и заранее благодарю за поддержку. Потому что, вообще говоря, подобное использование чужих личных фотографий, является незаконным. Но, к сожалению, факт взлома моей страницы "ВКонтакте", будет доказать затруднительно. Дело в том, что взлома как такового не было. Оказывается, на странице по умолчанию были такие настройки, что мои личные фотографии были видны, всем пользователям сайта. Но я об этом не подозревала, поскольку до всей этой неприятной истории, она посещалась только моими знакомыми, добавленными мною в друзья. Все выяснилось, когда к этим фотографиям, стали появляться унизительные комментарии (касательно алкоголя и пр.) от посторонних людей, которых не было в моем списке друзей. Тогда я поменяла настройки страницы, но было уже поздно. Кто именно является вором, похитившим мои личные фотографии для выкладывания на всеобщее обозрение, вопрос открытый. Основной подозреваемый это Евгений Хамаганов (в ЖЖ его ник khamaganov) с burinfo. Но есть и другие варианты. В любом случае, вне зависимости от того, удастся ли доказать факт похищения, статьи Хамаганова и ряда других авторов носят оскорбительный и местами клеветнический характер, что соответствует статьям 129 и 130 УК РФ".

Буря, которая поднялась в интернете после этих слов, намного перекрывала предыдущий виток скандала вокруг злополучных снимков. Похоже, служительница Фемиды вообразила, что ей по силам засудить весь Рунет! Возможно, она думала, что блогеры испугаются её грозных намерений и станут отныне называть её не иначе, как "Ваша Честь"! Но действительность превзошла все её ожидания. Если сравнивать первый и второй потоки осуждающих постов и публикаций в адрес судьи, то в первый раз на неё всего лишь слегка побрызгали из упомянутого ковшика. Зато во второй раз на неё опрокинули всё корыто целиком...

Агентство РИА Новости дважды за два дня брало интервью у госпожи Левандовской. В первом она подтверждала намерение судиться чуть ли не со всем интернетом зараз. Во втором - утверждала, что все предыдущие заявления, в том числе и тому же РИА Новости, делались не от её имени...

Мнение бурятского журналиста Сергея Басаева: "Сначала местное начальство в конторе решило вновь прозвучать на федеральном уровне своей борьбой со интернетом. Так сказать, показать передовой пример того, как наказывают блоггеров-экстремистов через суд. Но потом их федеральное начальство, увидев явную глупость затеи, приказало местным закрыть проект. Всё получилось в принципе почти так же, как со Стецурами-Низовкиными, которых сначала тоже хотели припугнуть тюрьмой, а получился хороший пиар "экстремистов"... Чекисты и их СМИ облажались".

Мнение блогера annushka369: "Проверяли на испуг блогерское сообщество Бурятии. Помимо прочего, Л. и соратники наложили по второму, а то и по-третьему кругу. От этого им стало так неприятно, что они решили отказаться от своей гнусной затеи".

Итак, начинается "второй круг" бурятского дела. Местные "антиэкстремисты" ввязались в войну с глобальной сетью интернет, и искренне верят, что им удастся найти на неё управу. Проигрывают с каждым разом всё позорнее, но это их не смущает... Что ж, как сказала обвиняемая Татьяна Стецура, "если многие считают, что бороться подобными средствами, путем инициирования против себя уголовных преследований по абсурдным статьям – это всё равно, что плевать против ветра, то мы ещё посмотрим, кто утрется последний".

суббота, 12 марта 2011 г.

КОЕ-ЧТО О КРОНШТАДТЕ

Павел Люзаков

В 1921 году большевики впервые столкнулись с очень неприятным для них явлением – против них начались народные восстания. Против засилья коммунистов теперь выступали не белогвардейцы, не контра недобитая, а рабочие и крестьяне. В феврале 1921 года в Петрограде начались массовые забастовки и волнения рабочих, поддержанные в Москве, Туле, Иваново-Вознесенске. Большевики ответили арестами рабочих активистов и введением военного положения.

Бастовали Балтийский и Трубочный заводы, «Арсенал», Обуховский, завод Розенкранца и десяток более мелких предприятий. Одни из главных требований стихийных митингов, - упразднение заградотрядов, отбирающих продукты у возвращавшихся из сел рабочих и разрешение свободной торговли. Появлялись и политические требования: так например фабричные рабочие Иваново-Вознесенска требовали созыва Учредительного собрания, разогнанного большевиками. Рабочие Питера приступили к возрождению внепартийного Собрания уполномоченных от фабрик и заводов. В Саратове рабочие практически взяли под свой контроль всю местную советскую власть, причём ревизии подверглись не только продовольственные склады, но и местная ЧК вместе с тюрьмой.

Большевики всё больше теряли контроль и монополию на власть. Так тульские оружейники, не желая терпеть откровенные подтасовки на выборах со стороны коммунистов, сорвали выборы в Горсовет. В Екатеринодаре коммунисты вообще отменили выборы, Петросовет сам себе продлил полномочия, испугавшись воли народа. Большевики были отстранены от управления в   ряде Всероссийских и губернских союзов:  железнодорожников, инженеров, маркшейдеров, медиков, печатников, связистов, совслужащих, табачников, химиков, в секциях пекарей, паровозников, врачей, учителей. Стачки начались в во многих городах и на железной дороге. Бастующие рабочие и манифестанты избивали штрейкбрехеров, проникали на соседние предприятия, увлекая их на забастовку. Солдаты всё больше склонялись на сторону возмущённого народа, большевикам приходилось их изолировать, запирать в казармах, разоружать и даже разувать! В Саратове ремесленники обратились к партизанам с призывом объединиться для борьбы с общим врагом – коммунистами. Волжские речники также в массовом порядке примыкали к крестьянским отрядам. В Донбассе, в районе Юзовки-Мушкетово началось восстание шахтеров. Против большевиков повсеместно выступил именно рабочий народ. Это было повторение 1905 года, только теперь восставали не против царских сатрапов, а против красных комиссаров.

Комиссары отвечали террором. В Петрограде за 4 дня с 23 по 26 февраля было арестовано около ЧЕТЫРЁХСОТ рабочих. Трамвайные парки после арестов никак не могли наладить нормальную работу, в них саботаж продолжался уже по вине власти и ЧК. В Саратове арестовали более ТРЁХСОТ ПЯТИДЕСЯТИ человек, в Пензе – более ПЯТИДЕСЯТИ рабочих активистов, в Екатеринославе в начале марта было арестовано ДВЕСТИ ПЯТЬДЕСЯТ человек. Не обошлось и без расстрелов. В Москве расстреляли манифестацию на Красной Пресне. В Саратове состряпали дело о «меньшевистско-эсеровском восстании», подготовленном якобы Парижской биржей, казнив 28 человек официально (но бессудно) и многих втихую. Отправили на тот свет несколько сотен кронштадтских мастеровых и портовых рабочих. Жестокими были расправы также в Гомеле, Донбассе, Нижнем Новгороде, Одессе. (Газета «Марксист», 13.03.2011, Марксистская группа Рабочее Действие – МГРД).
  
Власти принимали меры к тому, чтобы волна недовольства не охватила и Кронштадт. В крепости была создана разветвленная осведомительная служба. К концу февраля общее число осведомителей дошло до 176 человек. В регистратуре осведомительной части было зарегистрировано 2554 человека, большинство из которых подозревались в контрреволюционной деятельности.

Рабочие оборонных предприятий Трубочного и Балтийского судостроительного заводов при поддержке работниц табачной фабрики Леферма в количестве 2,5 – 3 тыс. человек вышли на улицы Васильевского острова. Несколько сотен демонстрантов, среди которых уже были матросы и солдаты, направились к  гауптвахте Петроградской морской базы. Демонстранты  разоружили охрану казарм и освободили часть арестованных, среди которых были рабочие активисты. В ответ на это большевистские власти отправили на Васильевский остров  курсантов, которые разогнали демонстрацию. На следующий день решением Исполкома Петросовета в городе было введено военное положение.
О питерских событиях узнали матросы Кронштадта, в большинстве своём бывшие крестьяне. Продразверстка, голод, заградотряды – всё это было им хорошо знакомо.  Экипажи линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» послали в Петроград делегацию для ознакомления с положением на местах, причинами недовольства рабочих,  а также моряков линкоров "Гангут" и "Полтава", стоящих на Неве.

1 марта на Якорной площади состоялся митинг, в котором приняло участие около ШЕСТНАДЦАТИ тысяч человек. На митинге выступали председатель ВЦИК  Калинин, председатель Кронштадтского Совета Васильев, комиссар Балтфлота Н. Кузьмин. Они пытались убедить собравшихся отказаться от политических требований,  но были посланы  по соответствующему адресу.  Был провозглашен знаменитый лозунг «Вся власть Советам, а не партиям!», выдвинуты требования свободных выборов путём тайного голосования, свободы слова, собраний, митингов, торговли и кустарного производства.
Резолюция требовала также свободы слова для левых эсеров и анархистов, восстановления других гражданских свобод, освобождения политзаключенных — социалистов и пересмотр дел других, ликвидации привилегий коммунистов, структур большевистской экономической диктатуры. И главное экономическое требование: «дать полное право действия крестьянам над всею землею так, как им желательно, а также иметь скот, который содержаться должен и управляться своими силами, т.е. не пользуясь наемным трудом».

2 марта в Доме просвещения в Кронштадте (бывшее Инженерное училище) собрались представители, выбранные на делегатское собрание. Его открыл С.М.Петриченко, писарь с линкора "Петропавловск".  По предложению Петриченко собранием был избран временный революционный комитет из 5 человек: Петриченко, Яковенко, Ососова, Тукина и Орешина. Ревкому была вручена вся полнота власти в Кронштадте.  Главным на собрании стал вопрос о перевыборах Кронштадтского Совета, тем более что полномочия прежнего его состава уже заканчивались. Первым выступил Кузьмин. Возмущение вызвали его слова, что коммунисты добровольно от власти не откажутся, а попытки разоружить их приведут к тому, что "будет кровь". Его поддержал выступивший затем Васильев.

К вечеру 2 марта к Ревкому присоединилось большинство фортов и все красноармейские части крепости. Все учреждения службы связи были заняты караулами Ревкома. «За время мятежа в Ревком и редакцию поступило от 800 до 900 заявлений о выходе из РКП. – Писал впоследствии чекист Агранов. –«Огромное большинство этих заявлений исходит от членов и кандидатов в члены РКП 1919–1920 г.г. Встречаются и заявления членов партии 1918 и даже 1917 г. Это повальное бегство из партии, сопровождавшееся резкими и циничными оскорблениями и угрозами по адресу РКП и ее вождей, еще более укрепило в стихийной массе уверенность в неминуемом крушении коммунистического режима».

Кронштадтская газета «Известия ВРК» (Временного революционного комитета, созданного 2-го марта) писала в те дни: «Власть полицейского монархизма перешла в руки коммунистических проныр, принесших трудящимся вместо свободы постоянный страх перед камерой пыток ЧК, зверства которой намного превзошли зверства жандармского управления царского режима. После многих боев и жертв трудящиеся Советской России получили лишь удары штыков, пули и грубые окрики чекистских опричников». Кронштадтцы призывали свергнуть «диктатуру коммунистической партии с ее ЧК и государственным капитализмом».

«Труженик, разве для того ты свергнул царизм и сбросил керенщину, чтобы посадить себе на шею опричников Малют Скуратовых с фельдмаршалом Троцким во главе?» - это из воззвания ВРК от 13-го марта.

А вот выдержка  из частного письма, датированного 1 марта 1921 г., - днем начала Кронштадтского восстания. «Новости у нас в Кронштадте и Петрограде каждый день бунты, потому что городским жителям дают по полфунта хлеба в сутки на душу и им не хватает, а за деньги купить нельзя, а милиция разгоняет, чтобы не было вольной торговли; так городские жители убили 4-х милиционеров, а теперь идут такие бунты, что и небу жарко, не знаю, что будет дальше. Матросы бунтуют. Хотят, чтобы была вольная торговля и так что весной начнутся бои против коммунистов, потому что здесь все матросы и красноармейцы не хотят коммуны и кричат «долой коммуну и дайте нам вольную жизнь».

В Кронштадтском восстании участвовало до ДВАДЦАТИ СЕМИ тысяч человек. Был избран Военно-революционный комитет (ВРК, председатель С.М. Петриченко), большинство членов которого были беспартийными. Однако активное участие в восстании принимали представители левых социалистических партий, меньшевики и анархисты. Повстанцы рассчитывали также на наступление и помощь крестьянских армий Махно и Антонова.

Большевистское руководство Петрограда предприняло меры к изоляции восставших. Были проведены аресты активистов социалистических партий в Петрограде, разоружены воинские части, солдаты которых высказывали сочувствие кронштадтцам.

8 марта было предпринято первое наступление на Кронштадт 7-й армии - около 18 тысяч человек под командованием М. Н. Тухачевского, который просил у Троцкого разрешения на применение химического оружия против восставших матросов. Большевики торопились: весна и таянье льдов могли превратить Кронштадт в неприступную крепость.

С 12-го марта большевики начали авиабомбардировки Кронштадта, продолжавшиеся вплоть до начала уличных боев (17-ое марта). Большевистская авиация в количестве 56 аэропланов сделала 137 вылетов, налетав 160 часов и сбросив свыше двух с половиной тонн бомб.  

ПРИКАЗ КОМАНДОВАНИЯ 7-й АРМИИ СЕВЕРНОЙ И ЮЖНОЙ ГРУППАМ О ШТУРМЕ КРОНШТАДТА
Лит. Б, НР 589/0558 БСЛ 17/3. Серия Г.

Командарм Севгруппы командюжгруппы Главкому — только Главкому — Петр[оград] 17 марта 1921 г. 4 [ч.] 50 м. Приказываю решительно развить первоначальный успех штурма, для чего: первое, командсевгруппы временно ограничиться пассивным действием против Тотлебен и Кр[асноармей]ский, а главный удар нанести по Северо-Западной части города Кронштадта содействуя Южгруппе. Второе. Командюжгруппе сегодня же окончательно завладеть гор[одом] и ввести в нем железный порядок. По занятии гор[ода] стремительным ударом овладеть остальной частью острова Котлина и бат[ареей] Риф. Третье. При содействии в гор[оде] широко применять артиллерию в уличном бою. Четвертое. Инспектарму артиллерии не позже завтрашнего дня атаковать линкоры "Петропавловск" и "Севастополь" удушливыми газами и ядовитыми снарядами…
Командарм семь Тухачевский (РГВА, ф. 190, оп. 3, д. 513, л. 75)
  
Большевики использовали как всегда заградотряды – в спину наступающим на восставших смотрели пулемёты, так как даже своим карателям советская власть не доверяла:

«ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА ЗАГРАДОТРЯДОВ ЮЖНОЙ ГРУППЫ КИШКИНА НАЧАЛЬНИКУ ТЫЛА ЮЖГРУППЫ ХАТОВУ
3 час, 20 мин. 17/III-1921 г.
Доношу. Лично объехал участки 3 заградотряда. Море чисто от кого бы то ни было в том районе. На 35 минут снял отряд и загородил дорогу на Ораниенбаум от Дубков, т. к. проходили колонны Минского и Невельского полков, отставание полков, отставших от передовых частей, убедившись, что колонны идут в казармы, выставил цепь в 50 человек для преграждения дороги на случай, если бы показались дезертиры массой, что пока не передвинуться. К вечеру восстанавливаю цепь полностью, но в резерв введу 200 человек, которые ко мне прибывают.
По восстановлении цепи пошлю горячую пищу первому заградотряду, который снимать не прибыл.
Начзаградотр[ядов] Кишкин»
  
ДОНЕСЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА 2-го ЗАГРАДОТРЯДА АБАКУМОВА НАЧАЛЬНИКУ ЗАГРАДОТРЯДОВ ЮЖНОЙ ГРУППЫ КИШКИНУ
17 марта 1921 г. 10 час. 20 мин. Мартышкино.
Доношу, что введенный мне отряд растянут далеко за фланги данного мне участка. Дано 3 1/4 версты, а цепь растянулась на 5 верст.
Количество одиночных дезертиров и по группам увеличивается. Дезертиры, видя цепь отряда, а также будучи этой цепью обогнаны, направляются далеко вправо: на Петроград и правее. Прошу срочно усилить мой правый фланг. С 3-м заградительным отрядом связь не установлена, несмотря на то, что цепь вверенного мне отряда на 1 версту заходит за левый фланг данного мне участка.
Начальник 2-го отряда Авакумов
Политком Кабаненко
  
16 марта численность 7-й армии была увеличена до 45 тыс. 17 марта красные перешли по льду Финский залив и утром следующего дня ворвалась в Кронштадт. После ожесточенных боев восстание было подавлено. В городе был развернут красный террор. Свыше 1 тысячи было убито, свыше 2 тысяч ранено. Около 8 тысяч участников восстания (в том числе Петриченко) ушли по льду в Финляндию. Само пребывание в крепости во время восстания считалось преступлением. Все матросы и красноармейцы прошли через военный трибунал. На каждого составлялся протокол допроса. Обязательным был вопрос об участии в восстании. Специальная запись в протоколе фиксировала, где арестован подследственный. Почти отсутствуют в протоколах отметки, что кто-то из них захвачен с оружием в руках. Пленных среди осужденных не было, так как их расстреливали на месте. Под страхом наказания запрещалось даже оказывать помощь раненым матросам, которые после штурма оставались на балтийском льду и улицах Кронштадта.

Прошло несколько десятков открытых судебных процессов. Особенно жестоко расправлялись с моряками линкоров "Севастополь" и "Петропавловск". 20 марта слушалось дело по обвинению 13 человек с линкора "Севастополь" в мятеже и вооруженном восстании. Всех обвиняемых приговорили к расстрелу. Один из самых крупных открытых процессов над моряками восставших линкоров состоялся 1–2 апреля. Перед ревтрибуналом предстали 64 человека. 23 из них приговорили к расстрелу, остальных — к пятнадцати и двадцати годам тюрьмы. 20 марта на заседании чрезвычайной тройки слушалось дело по обвинению 167 моряков линкора "Петропавловск". Всех приговорили к расстрелу. На следующий день по постановлению чрезвычайной тройки было расстреляно 32 моряка с "Петропавловска" и 39 — с "Севастополя", а 24 марта по постановлению тройки расстреляли еще 27 моряков.
  
Из ДОКЛАДА АГРАНОВА В ПРЕЗИДИУМ ВЧК О РЕЗУЛЬТАТАХ РАССЛЕДОВАНИЯ ПО ДЕЛУ МЯТЕЖА В КРОНШТАДТЕ:
«Общий ход восстания рисуется в следующем виде: когда вести о вспыхнувших в Петрограде забастовках дошли до Кронштадта, матросская масса пришла в брожение. Это проявилось в быстром падении дисциплины, в открытых разговорах в среде матросов, в которых делались резкие нападки на коммунистический режим и выражалось сочувствие бастующим рабочим…
…Если движение вначале возникло стихийным путем и представляло собой неорганизованное восстание матросской и рабочей массы, то с организацией Ревкома и главным образом благодаря сосредоточению оперативной работы в штабе крепости восстание приняло планомерный характер и руководилось опытной рукой старого генералитета. Следствием, однако, не установлено, чтобы возникновению мятежа предшествовала работа какой-либо контр-революционной организации среди комсостава крепости или работа шпионов Антанты. Весь ход движения говорит против такой возможности».
…16 марта в Ревкоме обсуждался вопрос о расстреле виднейших коммунистов. Предложение об этом было внесено в Ревком комендантом следственной тюрьмы анархистом Шустовым. Ревком отклонил его предложение, предоставив ему, однако, право расстрела коммунистов при попытке к побегу или покушению на него — Шустова. За расстрел коммунистов высказались только Петриченко и Тукин…
…Я не коснусь здесь непосредственных перипетий боевых действий напавшей Красной Армии против восставшего Кронштадта. Задачей моего расследования было выяснение роли отдельных партий и групп в возникновении и развитии восстания и связи организаторов и вдохновителей этого восстания с контр-революционными партиями и организациями, действующими на территории Советской России и за рубежом. Но установить подобные связи не удалось. Как я уже указал, восстание возникло стихийным путем и вовлекло в свой водоворот почти все население и гарнизон крепости. Кронштадтское восстание вообще является заключительным аккордом данного этапа движения мелкобуржуазной стихии, представляющей собой реакцию против диктатуры пролетариата и коммунистического режима, недовольство крестьянства и отсталых слоев рабочего класса продовольственной политикой Советской Власти и явное стремление к преодолению оков, наложенных последней на свободный оборот мелкого собственника».
ОСОБОУПОЛНОМОЧЕННЫЙ ВЧК Я. АГРАНОВ
г. Москва 5/1У-1921 года
ЦА ФСБ РФ, ф. 114728. Приложение.

ЛЖЕЦ:
РЕЧЬ ТРОЦКОГО НА ПАРАДЕ 3 АПРЕЛЯ 1921 г., УСТРОЕННОМ ПО СЛУЧАЮ ВЗЯТИЯ КРОНШТАДТА
Кронштадтские события, — это звено в той стальной цепи, которую куют против Советской власти империалисты всех стран.
Под лозунгом исправлений Советской власти, Советской власти без коммунистов, хотела буржуазия отечественная и международная склонить рабочих и крестьян против Советской власти.
Парижская и финская биржа сразу правильно учла значение Кронштадта, и ее верный выразитель Милюков повторял: "Не надо запугивать, нельзя против Советов. Нужно лозунгом беспартийных Советов убить Советскую власть".
Часть матросов поддалась на эту удочку. Мы ждали, пока было можно, чтобы ослепленные товарищи матросы воочию увидели, куда их ведет мятеж. Но мы очутились перед опасностью таяния льда и были вынуждены нанести сухой, короткий и честный удар.
Небывалым героизмом, неслыханным в военной истории подвигом, наши курсанты и вдохновленные ими красноармейские части взяли штурмом первоклассную морскую крепость.
Без единого выстрела, по льду двигались, погибали, побеждали и победили верные революции сыны рабоче-крестьянской России. Их не забудут трудящиеся России и всего мира.
Я верю, что никогда никаких пятнышек не падет на это знамя. И в часы трудные, когда мелькнет в душе усталое сомнение, вы вспомните Кронштадт и это знамя и бодро пойдете вперед к победе.
Л. Троцкий, "Как вооружалась революция". Т. 3. 1921–1923 гг. Книга первая. М., 1924, с. 207.

АРХИВ по Кронштадтскому восстанию:

четверг, 10 марта 2011 г.

ЕЩЁ РАЗ О ГЕНЕРАЛЕ ВЛАСОВЕ

Может показаться странным, что вчерашняя "демократическая" элита внезапно воспылала страстью к сталинскому, а потом гитлеровскому генералу Власову. Например, бывший столичный мэр Гавриил Попов накатал целую апологетическую книгу о Власове, где восторженно сравнил его с академиком Сахаровым, усмотрев полное совпадение их политических взглядов. Но ничего странного тут нет.
Как совершенно верно написал политзэк по "одесскому делу" и бывший деэсовец Илья Романов, с начала 2000-х годов определёнными кругами производится идеологический синтез неолиберализма и гитлеризма. Одна часть этого синтеза - погромы вроде "митинга" на Манежной.  Другая - обеление и превознесение разных власовых, красновых, шкуро и иже с ними. Итогом этого синтеза станет  будущая идеология правящей элиты. Вполне возможно, уже не российской, а "залесско-ингерманландской" и т. д. - то есть предназначенной догрызать куски бывшей России, высасывать сладкие мозговые косточки. Именно этот идеологический синтез и делает столь актуальной и злободневной историческую фигуру ген. Власова. Генерал Власов - идеальный кумир для нынешней номенклатуры.
Конечно, по существу спорить с господами поповыми не приходится. Ну о чем дискутировать со сторонниками Гитлера или, тем паче, его подчинённых? Я не знаю. У всех нормальных антифашистов с ними есть разногласия только по одному вопросу - земельному. Антифашисты хотят, чтобы они лежали в земле, а те желают, чтобы мы по ней не ходили. И один раз - в 1939-1945 годах - мы с ними уже поспорили по существу, и тот спор они, помнится, проиграли с треском. Хотят продолжить дискуссию?..
Александр Майсурян

среда, 9 марта 2011 г.

МЫ ЖИВЕМ В СТРАНЕ ПОБЕДИВШЕГО КРОНШТАДТА

Александр Артёмов
Исполнилось 90 лет со дней Кронштадтского мятежа 1921 года. Это событие отмечается в официозной печати, хотя, конечно, и несравненно тише, чем юбилей т. н. "великой реформы" Александра II. Основной тон оценок: сдержанно-одобрительный, хотя кронштадтцев и мягко журят за "наивность": ведь они провозглашали своё восстание "третьей революцией", то есть продолжением Февраля и Октября. Впрочем, такой тон в официозе установился уже давно: ещё с начала 90-х, когда новоизбранный президент Борис Ельцин подписал указ о реабилитации кронштадтцев (некоторые из участников восстания в тот момент ещё были живы).
Что ж, попробуем разобраться: был ли Кронштадт и впрямь продолжением Февраля и Октября, или движением совершенно в обратном направлении? И если первое предположение верно, то чем объяснить тот странный факт, что теперь, когда обе "первых" революции 1917 года давно и прочно преданы официальной анафеме, "третья революция" (гм...) 1921 года, в общем-то, остаётся в официальных святцах?
Одно из подтверждений тому - появившаяся на днях в официозных "Известиях" статья Андрея Фурсова. Что же пишет этот автор, который безо всякого осуждения приводит, например, лозунг, выдвинутый, по его словам, сторонниками Кронштадта в Красной армии - "бить евреев!"?
Цитата: "В самом общем историческом плане в среднесрочной перспективе поворот к крестьянству, прежде всего к середняку, то есть нэп как выход из кризиса 1920-1921 гг., кульминацией которого стал Кронштадтский мятеж, стал поворотом к сталинскому "социализму в одной, отдельно взятой стране" и победе российски ("национально") ориентированных большевиков над "земшарниками" - интернационал-социалистами.
Причем произошло это вопреки долгосрочным стратегическим замыслам "кардиналов" мировой революции и их "гвардейцев", планировавших нэп как передышку - передышку до следующей вспышки мировой революции, на время которой можно было и замириться с русским крестьянством. Но вспышка (Германия, 1923 г.) оказалась несостоятельной, а процесс укрепления режима с опорой на основную массу местного населения, а не на западный пролетариат уже пошёл. Линия от 1921 года прочертилась к 1927 году (провал попытки путча Троцкого 7 ноября), к 1929 году (высылка Троцкого, начало коллективизации) и к 1937-1938 годам (ликвидация интернационал-социалистов - как левых, так и правых; окончательная победа российского коммунизма над земшарным и его адептами). В этом плане Кронштадтский мятеж - трагическая, но эффективная фиксация начала поворота, ухода с того пути, на котором России была уготована роль либо хвороста мировой революции, задворок Коминтерна, либо сырьевого придатка Запада, объекта эксплуатации Фининтерна. Кронштадтцы марта 1921 года, которые тоже могли бы сказать о себе "мы из Кронштадта", внесли в этот поворот посильный вклад. Склоним головы".
Изумительная статья, особенно если учесть, что "Известия" денно и нощно позиционируют себя не просто как официоз, а как нечто "антисталинское". А тут "склонить голову" перед кронштадтцами предлагается именно за то, что они проложили дорогу к разгрому левой оппозиции, совершили "эффективный поворот" к расстрелам 1937-38 годов! Вот так "заслуга"! Якобы реакция, начатая Кронштадтом, спасла нас от роли "сырьевого придатка Запада" (а чем же мы тогда являемся сейчас, хотелось бы знать?).
Между прочим, Льву Троцкому в последние годы жизни приходилось отбиваться от обвинений бывших соратников-троцкистов в том, что подавление Кронштадта было той роковой ошибкой, с которой началось перерождение революции. Вновь и вновь в 1937-38 годах ему приходилось возвращаться к этой теме, и писать одну за другой статьи: "Шумиха вокруг Кронштадта", "Ещё об усмирении Кронштадта"... "Можно подумать, - замечал он с иронией, - что кронштадтский мятеж случился не 17 лет назад, а только вчера". По существу же Троцкий считал, что подавление мятежа было правильным и неизбежным, поскольку уступить ему - означало распахнуть настежь все двери контрреволюции.
Здесь не мешает вспомнить довольно парадоксальную оценку, которую давал Кронштадту Владимир Ульянов. В беседе с французским социалистом Жаком Садулем он сказал: "Это Термидор. Но мы не дадим себя гильотинировать. Мы совершим Термидор сами!". В других мемуарах эти слова переданы так: "Рабочие-якобинцы более проницательны, более тверды, чем буржуазные якобинцы, и имели мужество и мудрость сами себя термидоризировать". "Термидор"? - записывал Ульянов в 1921 году. - Трезво, может быть, да? Будет? Увидим".
Любопытно также, что в 1921 году по вопросу о Кронштадте существовали разногласия между Троцким и Сталиным. В письме к сыну в ноябре 1937 года Троцкий вспоминал, что он высказывался за наступление на Кронштадт, а Сталин возражал, указывая, что если мятежников предоставить самим себе, то они добровольно сложат оружие в две-три недели. (Однако тут следует заметить, что ещё две-три недели - и лёд вокруг крепости стал бы окончательно непроходимым для пехоты, а сама крепость сделалась бы совершенно неприступной).
С учётом сказанного выше, вкратце итоги Кронштадта можно подвести так: революционеры в Кремле - неохотно, стиснув зубы, под давлением непреодолимых обстоятельств, - сделали первый шаг по пути реакции. Они надеялись, что дальнейшие события позволят им продолжить революцию. Но революция в Германии в 1923 году провалилась, революция в Китае - была утоплена в крови, во всём мире пошла крутая реакция, приведшая к власти нацистов и фашистов почти по всей Европе. И (бывшим) революционерам в России приходилось всё дальше отступать по пути реакции, шажочек за шажком - сначала начать борьбу с левой оппозицией, потом (в 1928 году) - отправить её по ссылкам, затем в лагеря, потом (года с 1936-го) - начать отстреливать. "Коготок увяз - всей птичке пропасть", - как гласит пословица.
И всё-таки инерция революции была столь велика, что позволила за это время заложить основы собственной промышленности, науки, образования... Главное - позволила наголову разбить откровенную, коричневую реакцию и водрузить красный революционный флаг над рейхстагом... В неграмотной прежде России возник огромный слой технически и научно образованных людей (по иронии истории, именно этот слой в 1988-93 годах взял на себя самоубийственную роль таранного бревна реакции).
И окончательно выдохлась эта инерция революции только к началу 90-х годов. С этого момента - когда победившая реакция торжественно отреклась от "первых" двух революций 1917 года, и оставила только "третью" 1921 года, и когда началось общее угасание промышленности, науки, образования... когда вовсю пошло свёртывание социальных прав, наступление клерикалов, когда одна за другой стали вспыхивать войны на собственной территории, и прочая, и прочая... - вполне можно сказать, что мы живём в стране победившего Кронштадта. В этом смысле г-н Фурсов, безусловно, прав.
Ну, и как?..

Крепостное право. Как его отменить?

Александр Зимбовский
6 марта в Москве на "Чистых прудах" прошла акция, посвященная 150-летию отмены крепостного права в России. Ее участники: активисты «Союза коммунистической молодёжи»,  Революционной рабочей партии, Куйбышевского райкома, Движения общежитий Москвы говорили о том, что в наше время дата отмена крепостного права приобретает особую актуальность, поскольку в российском обществе восстанавливаются давно отжившие архаичные порядки:
Людей десятилетиями трудившихся на предприятиях, честно заработавших свои комнаты в общежитиях,  продают и перепродают вместе со зданиями, как крепостных. Новые, ну, или старые  хозяева заявляют людям «платите, по коммерческой цене или убирайтесь вон!»
Люди, живущие в собственных квартирах, также зависят от произвола бизнесменов и коммунальных чиновников, поднимающих цены на ЖКХ до запредельных высот.
Люди, особенно в моногородах, являются людьми, лично зависимыми  от работодателя. Так, во время кризиса с тольяттинского АвтоВАЗа было сокращено более 30 тысяч трудящихся, а другой работы в городе нет.
В  РФ идет стремительный  демонтаж системы образования. Так в новый список обязательных для старшеклассников по Госстандарту предметов входят физкультура, ОБЖ, виртуальный предмет "Россия и мир" и понятный только самим разработчикам закона «индивидуальный план»,  но не входит даже русский язык (по этому поводу автору материала вспоминается известное высказывание некого Победоносцева, заявившего «Образование русскому народу не нужно, поскольку обучает логически мыслить»).
Так же выступающие вспомнили, что освободил крестьян царь отнюдь не по доброте душевной, а из-за роста числа крестьянских волнений. Что освобождение было, мягко говоря, половинчатым, вызвавшим законный гнев, как самих крестьян, так и всей прогрессивной части общества (такие организации, как «Народная воля» на пустом месте не возникают),  что освобождения от разорительных выкупных платежей крестьяне добились только после серии восстаний 1904- 1905 гг., а окончательно освободили свою землю от помещиков лишь в 17-том.
Сейчас эти уроки истории стали актуальны снова.

АРАБСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И КРЕМЛЕВСКИЕ КОНТРИКИ

Александр Артёмов
Не успела по-настоящему разгореться арабская революция, как прокремлёвские "политологи" уже сделали по этому поводу ряд запоминающихся высказываний. Так, небезызвестный "мистер Паркер", он же Макс Кононенко, написал в своём блоге 11 февраля: "Лично я хочу, чтобы Мубарак решительно пресек эту сраную революцию. Чтобы утопил её в крови. Пусть будут тысячи, десятки, сотни тысяч жертв. Это будут жертвы среди революционеров, а революционер сам выбирает свою смерть, ибо любой революционер - пи...арас и мудак. Но утопить эту революцию в крови и ядерном пожаре совершенно необходимо в назидание... Хватит жевать сопли, Мубарак! В...би им из танков! Не будь мудараком! И любой поддерживающий революцию даже на словах должен быть немедленно АРЕСТОВАН и доставлен в ПОДВАЛЫ ЛУБЯНКИ, где ВЫ...АН В Ж...У ЖЕЛЕЗНОЙ ТРУБОЙ. А ещё ему надо отрезать яйца, чтобы он не размножался, ибо ничему хорошему мудак своих детей никогда не научит".
Насчёт "подвалов Лубянки" г-н Кононенко, очевидно, мысленно уже перенёсся из окрестностей пирамид в "край родных осин", ибо в городе Каире об улице с названием "Лубянка" до сих пор никто не слыхал.
Чуть позже, 21 февраля в своём блоге отец-основатель движения "нашистов" Борис Якеменко опубликовал статью под названием "Верный путь", в которой написал: "Лидер Ливии полковник М. Каддафи показал всему миру, как нужно обходиться с провокаторами, которые стремятся к перевороту, дестабилизации и гражданской войне. Он начал их уничтожать. Ракетами и всем, что есть в его распоряжении. И это самый верный путь к прекращению применений американских "революционных" технологий. Молодец полковник Каддафи. Всем бы так". Этот его текст был опубликован и на официальном сайте движения "Наши", однако вскоре оттуда исчез. Когда выяснилось, что верховный кремлёвский патрон нашистов придерживается несколько иного мнения на события в Ливии...
Что ж, слово сказано. И, между прочим, не в первый раз. Несколько месяцев назад член президиума правящей партии "Е...ная Россия" Олег Матвейчев также пожелал: "чтоб в один прекрасный день собрались вы все на большом майдане... собрались со всеми вашими знаменами и криками "чиновников на фонари!!! нет коррупции! власть - народу!"... и вот когда все бы вы вылезли, вышла бы танковая армия и всю сволоту... намотало бы на гусеницы, выжгло бы всё калёным железом".
А в конце 2009 года депутат Госдумы от ЛДПР С. Абельцев предложил сотрудникам милиции применять новый способ при разгоне маршей несогласных - натравливать на протестующих собак, заражённых бешенством.
Поневоле подивишься полёту охранительной фантазии насмерть перепуганных "кремлёвских"! Тут и танковые гусеницы, и ракеты, и бешеные собаки, и ядерный пожар, и "всё, что есть в распоряжении". Правда, в решительный час нередко выясняется, что танки не едут, ракеты не летят, ядерные бомбы - какая досада! - не взрываются, и "в распоряжении" у великих и ужасных господ контрреволюционеров нет ровным счётом ничего, кроме пары собственных штанов, к тому же изрядно испачканных.
Вот в такой-то момент и происходит подлинное ЧУДО. Чудо преображения. Бешеные собаки стремительно выздоравливают. Волки хищные, как по мановению волшебной палочки, вдруг превращаются в кротко и смиренно блеющих агнцев. Мы вдруг видим перед собой идиллически улыбающиеся хари... нет, не то... физиономии... или даже, страшно вымолвить, ЛИЦА господ кононенко, якеменко, матвейчевых и абельцевых... которые, оказываются, могут принимать выражение, неотличимое от человеческого. Все они выражают бурное ликование и неподдельный восторг по поводу свершившегося переворота, украшают свои петлицы красными бантиками и гвоздиками. Готовы подробно повествовать, как они мучительно настрадались под игом и железной пятой "старого режима", и как счастливы новообретённой свободе. И, разумеется, произносят пылкие речи "в защиту революции". И, если их за ноги не стащат с трибуны, они, постепенно твердея голосом, станут наставлять революцию, с кем ей следует бороться, и какими способами.
По крайней мере, так было после Февраля 1917 года, когда даже черносотенец Пуришкевич расхаживал с красным бантом на груди, охотно откликался на обращение "товарищ Пуришкевич" и заверял всех и каждого, что это он, именно он, Владимир Митрофанович Пуришкевич, начал Великую российскую революцию, бесстрашно выступив против "тёмных сил старого режима" во главе с окаянным Гришкой Распутиным.
Вот для этого будущего момента и следует запомнить и сберечь сегодняшние речения кремлёвской контры. Потому что после победы революции обычно наступает период всеобщей эйфории, когда её участникам кажется, что враги попросту исчезли, растаяли, испарились, обратились в ничто. Кругом - друзья. Тогда-то и бывает полезно извлечь на свет прошлые откровения господ контрреволюционеров. И сделать из них соответствующие практические выводы.
Ибо никто не забыт и ничто не забыто.

Общественность и суд. Вся гниль идёт сверху!

Александр Зимбовский
Основным законом РФ принято считать некую тонкую книжицу, иногда именуемую Конституцией. В оной "конституции" как бы записано, что "все (граждане) равны перед законом и судом". О том, как для "усиления" оного равенства законодателем и судом были приняты меры, лишившие не слишком богатых граждан РФ права пользоваться юридической помощью, говорилось на прошедшем 2 марта 2011 г. в Общественной палате РФ круглом столе "О необходимости внесения изменений в статьи 49, ч. 4 ст. 354 ст. 402 УПК РФ".
Андрей Бабушкин (руководитель комитета "За гражданские права") рассказал, что по советскому законодательству в процессе могли участвовать на только адвокаты, но и "защитники из числа иных лиц", такие защитники допускались по решению суда во время судебного слушания дела, а также по ходатайству обвиняемого могли быть допущены и во время расследования.
Также организация, желающая поучаствовать в деле, могла выдвинуть общественного защитника, иногда (это случалось реже, примерно в 5% случаев) общественного обвинителя. Кроме этого, общественные организации имели права подавать надзорные жалобы.
Уголовно-процессуальный кодекс от 2001 года резко уменьшил процессуальные возможности общественных организаций. Поскольку теперь судья "может" допустить общественного защитника, а может и не допустить (в Москве не допускают в 19 случаях из 20). Причем обосновывать решение о недопуске общественного защитника судья волен чем угодно, например, тем, что "общественный защитник затягивает процесс".
Общественный же защитник, по словам Андрея Владимировича, может быть остро необходим потому, что: "Может быть маленький городок. В нём два адвоката: бывший прокурор и бывший судья. Может быть ситуация, когда адвокат встречается с "матёрым" обвинителем, которому не может противостоять в одиночку. Количество прокуроров не ограничено ничем, количество адвокатов - кошельком обвиняемого!"
Валерий Габисов (Ассоциация гуманизации правоприменительных органов) заявил, что в данном вопросе вся гниль идёт сверху. "Есть впечатление, что Верховный суд отдаёт команду - сократить участие общества в судопроизводстве!"
Гасан Мирзоев (Гильдия Российских Адвокатов) говорил, что речь идёт о серьёзной проблеме российского правосудия. "В советский период судьи хотя бы формально отчитывались перед народом. Сейчас общественный контроль отсутствует". Причём, по словам Г. Б. Мирзоева, государственный контроль также устранён, поскольку в прокуратурах упразднены отделы по надзору за судами (присутствовавший на круглом столе прокурор отрицал данное утверждение).
Также Мирзоев заявил: "Я за возрождение института общественного защитника. Я за любые формы участия общественности в процессе. Но мы должны понимать, что оргпреступность сегодня, в отличие от советского периода, немыслимо сильна, срослась с властью, особенно в регионах. На фоне всего этого введение общественной защиты не приведёт к существенным положительным результатам!".
Мария Каннабих (Общественная палата России) рассказала: "Дня не проходит, чтобы я не ознакомилась с несколькими жалобами на неправильные решения суда! Президент мне при встрече сказал, что очень думает над этим вопросом. А может, думать и не надо, а надо вернуть общественность!"
Анатолий Скрипников (Советник уполномоченного по правам человека в Московской области) сообщил, что 20% обращений к уполномоченному по правам человека - это обращения из мест лишения свободы, жалобы на неправомерные решения судов.
Юрий Сорокин (вице-президент Адвокатской палаты Московской области) заявил, что если сравнить законодательство 1961 года и сегодняшнее, то видно, как много мы потеряли. "При союзе ещё можно было чего-то добиваться. Были общественные защитники и обвинители от трудовых коллективов!".
По словам Сорокина, в 98% случаев возбуждение на человека дела кончается арестом. Причём минимум в половине случаев речь идёт об обвинении в незначительных преступлениях. К примеру, "человек был голодный, пришёл в магазин, украл колбасу, хлеб. Был приговорен к 2-м годам лишения свободы. Приговор не отменили!"
Дмитрий Федосеенков (руководитель Службы Заочной Правовой Консультации "Комитета за гражданские права") утверждал, что "нынешний текст редакции УК направлен на исключение общественного защитника из УК. Нередко в Комитет обращаются обвиняемые и просят защитника. Причём на оплату адвоката у них нет материальных средств. Общественный защитник мог бы им очень помочь".
На круглом столе была принята рекомендация с требованием вернуть общественных защитников в судопроизводство. Хотелось бы надеяться, что она будет услышана, однако, как правильно отметил Юрий Сорокин, "раньше в УПК были понятия "законность", "справедливость", "гуманность", сейчас они исчезли, как исчезло многое в нашей жизни".